Пинтерест — инструмент для настройки вдохновения #заваркины


В среде, перегруженной визуальными образами, тяжело жить, но довольно просто генерировать вдохновение. Достаточно выпросить у кого-нибудь доброго инвайт на Пинтерест, завести пару досок и с энтузиазмом приняться забрасывать их всем, что подворачивается под руку и резонирует с твоими мыслями. Ссылки на правообладателя, которыми автоматически маркируется каждый «пин» существенно ускоряют и упрощают процесс. Те, что я не успела или не смогла указать тут, на zzzavarkina.com, обязательно найдутся на моих бордах на Пинтересте.

Итак, перед твоими очами, о читатель, Доска Вдохновения для «Колледжа Святого Джозефа». Доску целиком можно посмотреть, ткнув на кнопку «Си он Пинтерест». Всплывающие около каждой картинки подсказки поведают, какой именно детали повествования автор (то бишь, я) посвящает этот «пин».

IB для «КСД» — самая объемная и разномастная (потому что в романе много всякого интересного антуража). Там и прототипы циркачей из «Арагосты» с их файершоу, и капкейки-уткинсы, и призрак Катеньки, и украшения парка для Бала Святого Джозефа. А еще: туфли Дженни, таблетки, что проглотила Зульфия, рисунок кошки Кляксы, балетные шмотки из восьмой главы, манеж, еще не украшенный к балу (украшенный можно увидеть тут). И, конечно же, снимки разных зданий из красного кирпича, что вдохновили меня на описание Школы Святого Иосаафа, а также «внутренности» паба «Медная голова» и кое-какие «говорящие» картинки из балетной школы. И стул святого Патрика!

Остальные мелочи, вроде смартфонов и блокнотиков, тоже туда прикноплены не просто так…

The Ink — самая любимая борда, несмотря на то, что она — самая маленькая и редко обновляемая. Ее основа — чувственность. Стало быть, основная масса картинок — мягкая и ненавязчивая эротика с участием коротко стриженных людей, на которую мне посчастливилось наткнуть на просторах Необъятного и Непостижимого Космоса Интернета.

Остальные фото изображают предметы, которых так или иначе касается повествование: черный внедорожник, шпильки Cristian Louboutin, бургеры, воскресный завтрак, ремень из грубой кожи и наркотики. И еще две картинки — с претенциозными надписями. Они попали на эту IB потому, что вся новелла «Чернила» сосредоточена на внутреннем конфликте, который служит основой для запутанных отношений Аси и Васи (а внутренний мир, как известно, ни у кого простотой не отличается). Да и в целом, «Чернила» смотрятся куда более напыщенной и «сложносочиненной» историей, чем все остальные произведения серии. Правда?

Алиса Заваркина и ее история — это, прежде всего, Норвегия, причем глазами туриста. Поэтому IB для «Хюльдры», по большей части, состоит из открыточных изображений фьордов и лесов с длинноволосой блондинкой на переднем плане. Также я насобирала (и продолжаю собирать) туда несколько карандашных набросков, которые, собрав в кучу, можно было одарить заголовком вроде «Младшая Заваркина глазами очарованных ею мужчин». «В эпизодах» на борде мелькают изображения Нины Смоленской, лабрадора Крысы и разбитого в порыве ярости стеклоблока образца 70-х годов. Туда же я прикрепила альтернативную обложку романа. Автора оригинального рисунка я, к сожалению не записала (надо будет загуглить).

Что еще следует отметить? Изображения норвежских национальных блюд (Алиса обожает еду во всех видах), обручальное кольцо от Картье, подборка «луков» в стиле «Как бы могла нарядиться Алиса Заваркина, освоив особенности «энергетического туризма» в Норге», а также фото дома по Dronningensgate 15, что действительно существует в Осло.

Но самое важное: одна из фотографий намекает на Анфису в эпилоге. Обожаю. И снимок, и Анфису в эпилоге.

Может быть, я найду себя в будуаре? — Американская история ужасов:Шабаш. 3.01

Новый Орлеан. 1834 год. Суровая матушка трех дочерей, карикатура на миссис Беннетт, в кругу женихов. Одна из ее дочерей, оскорбленная замечанием матушки о своей внешности и пока не проявившемся таланте, шутит, что возможно, «найдет себя в будуаре». В следующий момент мать пачкает моську настойкой из человеческой поджелудочной, бьет шутницу и пытает черную прислугу. Ее зовут мадам ля Лори и в конце серии она обнаружится живой в гробу под землей.

Это завязка не всей истории, а лишь одной ее сюжетной линии, в которой есть черная колдунья (из тех, что обладают кошачьей грацией) и человек-Минотавр (как у Гранже в «Пассажире»).

Основная, современная линия повествует о барышне, убивающей влагалищем. Как только кто-то вздумает ее оседлать, у него взрывается мозг и распухает язык. Так она убила своего первого бойфренда и попала в поле зрения какого-то рыжего чучела (это была Фрэнсис Конрой?), что без ума от штор в клеточку. Зоуи — так ее зовут — увозят в «Хогвартс» – пансион благородных ведьм, Академию мадам Робишо для уникальных девушек, новоорлеанский претенциозный особнячок, беленький и без пауков, выстроенный до гражданской войны. (Не замок, конечно, но тоже очень мил. Картины не шевелятся).

Зоуи играет Таисса Фармига в шмотках непонятого подростка. Директрису пансиона, Корделию — Сара Полсон с новой надутой губой (вот где натуральная американская история ужаса — бррр!). Она проводит для Зоуи мини-экскурсию по ее новому дому и упоминает, что мисс Робишо — основательница пансиона, верховная ведьма того времени была суфражисткой (еще одна американская ужасная история, всегда знала, что феминизм — это зло)))).

Далее выясняется, что ведьмы – вымирающий вид, поэтому в пансионе, в котором в лучшие времена набиралось десятков шесть одаренных барышень, теперь живет крохотная компашка: кинозвезда-блондинка Мэдиссон (телекинез), un peu vulgaire, типичная жительница юга США, лощенной ее части, толстая негритянка Куинни (ходячая кукла-вуду) и даун-ясновидящая Нэн (очень рада, что снова нашлась роль для Джеми Брюэр, она придает повествованию каплю маразма). Четвертой воспитанницей становится Зоуи — девочка — «дьявольское» влагалище, которая явно не из тех, кто сможет найти себя в будуаре (эта фраза меня зацепила!).

Ведьмы стараются держатся в тени, потому как бесноватые христиане до сих пор их жгут. Эта скрытность не по душе нынешней Верховной Ведьме — могучей и тщеславной Фионе Гуд (Джессика Лэнг), которая заявляется в Академию и уведомляет свою дочь Корделию, что девушек нужно «выпустить из сумрака».

— Когда ты уже сдохнешь? — мимоходом интересуется любящая дочь.

Фиона подыхать не собирается. Напротив, она борется со старением, ищет бессмертия, видимо, уже не надеясь на свою магию, спонсирует исследование стволовых клеток, которые ей не помогают. Зачем она приехала в Академию?

— Будете сидеть в этом Хогвартсе, никогда не станете великими женщинами нашего клана, — говорит она воспитанницам.

Будет ли она воспитывать новую Верховную или выберет самую сильную и сожрет ее? Узнаем.

Что привлекательно в «Шабаше», так это мастерски смешанные ужасы американского прошлого с не менее ужасным американским настоящим. Черные коты, пузыречки с зельями вперемешку с твиттером и вечеринками в коллледже с рогипнолом. Под рогипнол попадает самоуверенная Мэдиссон, и отребье в спортивных куртках ее насилует. Очнувшись, она переворачивает автобус со своими обидчиками и под раздачу нечаянно попадает Кайл Спенсер (Эван Питерс, настоящее украшение всех сезонов AHS), который успел очаровать Зоуи (не надо их романа, пжста-пжста-пжста, фу-фу-фу!). Она приходит в больницу в надежде, что Кайл выжил, но видит лишь того ублюдка, что подлил наркотик в бокал Мэдиссон, без сознания и опутанного трубками.

— Ты не должен был выжить, — говорит юная ведьма с чувством, спускает трусики и забирается на него сверху. Оргазм за оргазм, и изнасилованный насильник истекает кровью через уши, глаза и ноздри и торжественно давится своим языком. Отомщенная Мэдиссон рыдает в душе.

Из антуража: черные зонтики, классные сапоги, у Джессики Лэнг — зачетные лодочки, на Таиссе — лакированные «оксфорды» (или броги). Стильномодно. Этот сезон, мне кажется, больше приглянется дамам, выросшим на «Практической магии»: сильные тетки, стильные шмотки. Кстати, у всех «говорящий» маникюр: у кого-то острые «миндалины», крашенные в золотой, а у кого-то — черные обгрызенные ноготки. Плюс внушительный саундрек.

Увлекательно. Странно привлекательно.