Сериал-комфортер

У меня есть любимая чашка. Она огромная (~600мл), на ней нарисованы розовые коты и сердечки. Она и ее содержимое спасали меня от похмелья по утрам и порой согревали по вечерам. Когда мне хорошо и уютно, эта чашка обязательно будет рядом со мной. Когда я нервничаю или устала, она тоже будет рядом, но с другим напитком.

Так же можно поступить и с сериалами. Выбрать для себя один или несколько самых комфортных, самых уютных и пересматривать бесконечно. И когда тоска, и когда нужно картошку почистить.

У каждого любителя есть «свой» сериал, каждый эпизод которого сообщает, что все ок. Например, что трудный день позади. Или сессия сдана. Идеален в сочетании с чаем и одеяльцем. Под него без напряжения можно перемыть гору посуды или пострелять по монстрам.

220215-1214_54e9ba0a9606ee3b09ee98ae

Мой комфортер

Самый популярный сериал-комфортер — это «Друзья». Он у моего поколения был первым американским ситкомом и стойко ассоциируется с детством, порядком, защищенностью, первой влюбленностью и шоколадками Alpen Gold с фундуком. Кое-кто из моих знакомых фоном включает White Collars, а кто-то, ей-богу, CSI: Las Vegas. У меня это Less than perfect, который в омерзительном русском переиначивании звучит как «Клава, давай!». Ситком, в России шел по MTV. Забавная рыжая толстушка Клод, которую играет Сара Рю, от сезона к сезону теряющая вес, делает большой карьерный прыжок от сотрудника на замену до помощника ведущего новостей. Она учится выживать в тесном мирке новостной редакции, но без драм. Мирок картонный и приблизительный, а Клава жизнерадостна без меры.

Кип Стэдман — мой любимчик. Чашка с ним у меня тоже есть.
В мире новостей живут: тощий белый парень в кашемире и с трастовым фондом Кип Стэдман, породистая кобылка Лидия, уверенная, что ее внешность построит ей карьеру, самовлюбленный, как все телеведущие, Уилл Батлер. Клод захватывает с собой подкрепление с нижних этажей: суровую черную женщину Рамону, очкастого чудика Оуэна и Карла, управляющего буфетом, глуповатого «сержанта Пароварку». Плюс в «Клава, давай» присутствует пучок занятных второстепенных персонажей, вроде кашляющей от подвальной сырости тетки из отдела поддержки интегрированного сервера или барышни, носящей на работу пистолет в крохотной сумочке (ее играет Энн Дудек).
У Клаудии есть всего четыре сезона, чтобы стать настоящим ньюйоркцем.

Как выбрать сериал-комфортер?

Никак. Первый, который вспомнился и есть нужный. Чаще всего, это ситком. Скорее всего, вы помните биографию всех персонажей и можете представить себе каждую эмоцию, сыгранную актером, даже не глядя на экран. Вы можете без отвращения пересматривать его внимательно (но бездумно, ибо в комфортерах вряд ли есть что-то, что можно заново открыть), а можете слушать, штопая носки или рисуя картину. Под сериал-комфортер даже можно спортом заниматься! Вероятнее всего, ваш сериал-комфортер не пошлый и не жестокий. Например, моя «Клава» хороша тем, что ее можно смотреть даже при стеснительной бабушке, которая краснеет при слове «секс». Less than perfect шел у меня вечерами в студенческую пору, фоном к занятиям.

По причине вероятного дискомфорта других домочадцев от мата и обилия шуток про пердеж и проституток, шедшие в то же время по MTV «Саус парк» и «Клиника» попали в зону ограниченной комфортности.

Девчачье: сериалы и лаки

Сейчас будет лютой женственности пост.

girlsdeborahlippmann2_zpscfe157b8

Дело в том, что не только сериаломаньяк. Я еще и лакоманьяк. И когда две эти предметные области пересекаются, я пребываю в экстазе.

Недавно в профильном сообществе наткнулась на лак с названием Shoshanna. Имя редкое, встречалось мне два раза в жизни — в «Бесславных ублюдках» и в «Девочках». К моему восторгу и умилению оказалось, что лавандовая Шошанна действительно принадлежит серии лаков Girls. Ее выпустила Дебора Липпманн, околокиношный и околоподиумный прославленный маникюрист и «разработчик» лаков.

Я отправилась по бьюти-блогам поглазеть на свотчи, и меня очаровало то, насколько в точку попали оттенки в мое представление о персонажах Girls. Еще и сама Липпманн (или кто там на нее по этой части работает) не только присвоила пузырькам имена девчонок, но дала довольно точные определения каждому из цветов-героинь.

Это Ханна, которая «hapless hunter green», зеленая, как незадачливый охотник. Именно такого цвета я вижу Ханну, сочно-депрессивно-плесневелого, писательского такого.
Hannah-600x666

Это Джесса, «bohemian burgundy». Цвета вина, пассивной агрессии, секса и посткокаиновой скуки.
Jessa2-600x666

Это Марни, которую Липпманн охарактеризовала как «prim & proper pink». Чопорный и правильный, «папочка, я красивая?».
Marnie2-600x666

А это та лавандовая Шошанна, за которую я зацепилась. «Virtuous Vivid Violet», яркая добродетель, молоденькая еврейка с пятой Авеню.
Shoshanna-600x666

Пока листала фото с пальцами, вспомнила еще одну серию, о которой писала в прошлом блоге. Компания Cadillacquer выпустила коллекцию лаков для ногтей, посвященную сериалу Breaking Bad. У каждого тюбика, как водится, свое название, и самый голубой и льдистый называется Cristal.

Но названиями весь восторг и ограничился. Оттенки скучные и с сериалом не перекликаются.

Черное зеркало (Black Mirror, UK). О первом сезоне

Черное зеркало — сатирическая драма, пародия на современный мир, но довольно грубая и топорная и этой же топорностью и примечательная. Здесь не надо искать глубинный смысл: его вбивают тебе в мозг кувалдой-камнедробилкой. Уже выпущено два сезона (по три серии в каждом, эпизоды друг с другом не связаны) и сериал продолжается.

black-mirror_zpsaa770066

1 сезон 1 серия

Похищена принцесса, всеобщая любимица. Похититель общается с общественностью через YouTube и просит, чтобы премьер-министр в прямом эфире по всем национальным каналам совершил половой акт со свиньей. Общественность не одобряет. Тогда похититель отрубает принцессе палец и присылает на крупный британский телеканал. Общественность ужасается. Премьер-министру придется трахнуть свинью.

И он это делает. В прямом эфире. На всю страну. Плача. Целый час. Потом его тошнит в туалете. Не показано ничего лишнего (никаких гениталий), только унижение и отвращение министра и жалость и сочувствие толпы. И эти несколько минут экранного времени чувствуется такая лютая безысходность, что похититель, поняв, что этот мир обречен, вешается у себя в мастерской. Ведь он отпустил принцессу за полчаса до прилюдной зоофильской случки и ее засекли камеры наблюдения, но никто этого не заметил — все прилипли к экрану телевизоров. Метафора грубая, злая, какая-то неотесанная, как современное искусство (похититель был художником, кстати), как елка, украшенная использованными тампонами. А то, что через год почти всё (у министра, у принцессы и даже, наверно, у свиньи) пришло в норму, лишь подчеркивает бессмысленность и беспощадность этой видеоинсталляции.

Я обожаю такие грубые драмы, особенно если в них замешаны сексуальные девиации. Также некоторое удовольствие мне, как бывшему работнику пера и диктофона, доставило созерцание подстреленной журналистки, которая помешала спецоперации.

1 сезон 2 серия

В этой серии-антиутопии представлено то, каким вот-вот станет наше общество. По мнению создателей Черного зеркала это будет стеклянный пенал, который обеспечивается электричеством за счет офисных работников нового поколения: в серых спортивных костюмах и на велотренажерах. Они крутят педали и им капает виртуальная денежка. Те, кто не могут крутить педали — толстяки и болезные — презираемы и носят желтое.

Миром правят телеканалы, запихивающие в своих невольников нужную информацию и не дающие бесплатно пропустить рекламу. Наверх можно выбраться, набрав на тренажере 15 миллионов и купив входной билет на шоу талантов. Оттуда ты попадешь или на эротический канал, или в рекламу, или станешь еще какой-нибудь знаменитостью, получив толику эфира. И толпа будет тобой по команде восхищаться. Эдакий инстраграм Виктории Бони в виде сериала.

Серия наполнена совсем уж идиотскими метафорами: «у всех своя цена», «там, наверху, так же пусто и одиноко, но зато есть апельсиновый сок без ограничений» и «ты хотел быть искренним, но никто не понял». Фу. И у главного эта самая искренность какая-то противная. Как у российских оппозиционно настроенных ораторов.

1 сезон 3 серия

Человечеству в мозг вживляются чипы, записывающие воспоминания. Их можно стереть, сохранить, промотать, пересмотреть, показать другому. Органические воспоминания считаются мусором, потому как могут быть подкорректированы обыкновенным психотерапевтом, тогда как записанное — та самая объективная реальность, которой все жаждут. Что изменилось у человечества? В спорах появились аргументы, секс стал смешной, а уж сцены ревности закатывать — одно удовольствие! К тому же, теперь можно отличать приличных женщин от проституток, потому как последние часто эти чипы у себя из головы вырывают, чтоб забыться.

Честно признаюсь, я не прониклась драмой. Скорее, энтузиазмом: с удовольствием бы стерла из своей памяти парочку унизительных моментов. И мораль «знание портит жизнь» здесь не подкреплена ситуацией главного героя. Уличая неверного супруга иные проявляют мнемонические чудеса и без вспомогательных устройств. Так что, не верю.

Whitechapel

Я вспомнила, что что-то похожее на Mayday я уже смотрела. Порылась в профиле на myshows.ru и вспомнила о Whitechapel. Что у них общего, кроме страны-производителя? Определенно то, что идеи, лежащие в их основах, достойны большего. Оба сериала довольно крепко сбиты: и сюжетно, и видеоряд, и звук (и даже титры с отбивками), но обоим чего-то не хватило, чтобы взлететь к звездам.

Whitechapel — это лондонский квартал, в котором когда-то орудовал Джек Потрошитель, а теперь живут и работают художники, бизнесмены и манекенщицы.

В первом сезоне, состоящем из трех серий, рассказывалась история подражателя Потрошителя, поэтому на русский название «Whitechapel» перевели как «Современный потрошитель». Впоследствии исправились и остановились на довольно убогом «Жестокие тайны Лондона».

Второй сезон (тоже из трех серий) я пропустила, он был про гангстеров. Мне не близка эта mobster-романтика.

В третьем сезоне, уже в шести сериях, расследовались три никак не связанных друг с другом дела (по две серии на дело). В целом хороший крепенький детектив, но из-за отсутствия общей арки смотрится вполглаза. Но здесь создатели, уже не имея возможности приплетать подражателей убийц Уайтчепэла, сделали финт ушами. Инспектор Чендлер в первой серии взял в штат на должность референта «потрошителеведа» Эдварда Бакена, что помогал ему в расследовании первого сезона. Инспектору пришла в голову мысль, что все убийства уже были однажды, и нужно лишь отыскать прецедент и действовать по схеме, не повторяя ошибок предшественников. В обязанности Бакена теперь входит составление и систематизация архива и генерирование идей. Мне такой поворот понравился до чрезвычайности: я люблю находить логику и взаимосвязи там, где их, в общем-то, нет.

А вот четвертый сезон… В нем тоже шесть серий, и тоже по две серии на одно расследование. Но! В этом сезоне есть общая арка с капелькой мистики: якобы Уайтчепэл — врата в Ад, в районе господствует Ужас и поэтому совершаются крайне затейливые преступления. Еще добавили толику натурализма трупам и гнойным ранам, но это на любителя (я — любитель).

Самое большое достоинство сериала — главный герой. Безумно обаятельный актер Руперт Пенри-Джонс являет нам очаровательного инспектора Джозефа Чендлера. У него ОКР маниакальная страсть к порядку и чистоте, к которым он приучает всю свою команду, состоящую из ленивых потных мужиков. «Дисциплина, самоуважение, дезодорант!» — таков новый лозунг вверенного ему полицейского участка. Изначально назначенный на место инспектора для мягкого карьерного старта, Чендлер получает тычки и смешки, но после дела Потрошителя он внезапно открывает в себе качества настоящего детектива, плюет на перспективы, становится вожаком своей стаи и матерым инспектором. И даже его особенность — он чудовищно брезглив — ему не мешает, а в четвертом сезоне и вовсе способствует. Бедняга попадает в коллектор, вляпывается в испражнения и едва выбравшись на волю срывает с себя одежду, случайно играет Посланника Божьего перед кучкой кровавых религиозных фанатиков и спасает жизнь мальчику. Рекаперы почему-то поспешили назвать его эмпатом, по аналогии с Уиллом Грэмом, но на мой взгляд Чендлер — теоретик, мыслит системно, видит паттерны, составляет схемы и не боится перетрудиться. Ну а то, что его тошнит на месте преступления, вовсе не означает, что он проникается трагедией жертвы. Его просто тошнит.

whitechapel_4-6_zps10bdca86

Кстати, смотреть на Пенри-Джонса очень и очень приятно. Не только из-за накачанного торса, высокого роста, рыжеватых волос, но и хорошей актерской игры. Впечатлительные барышни наверняка посочувствую инспектору Чендлеру. Тем более, что с романами у него не клеится.

a_118325_zps4dd9ade7

О, Британия! Когда ж ты успела захватить сериальный мир? Казалось, что только вчера я с упоением смотрела американские процедуралы и считала, что это и есть настоящие сериалы… А теперь? Распухший за лето тег «британские».

Mayday

Зацепила между делом мини-сериал BBC «Mayday» про пропавшую юную ведьмочку из крохотного провинциального городка. С самого начала было понятно, что девчонка убита, и виновен один из тех мужиков, которых показали в испарине в самом начале. Сказать больше нечего, кроме того, что актриса очаровательна.

Кое-кто из телеманьяков углядел сходство с Рози Ларсен. Я протестую. Вряд ли создатели MayDay хотели снять нечто нуарное (у них и не получилось), поэтому жанры разные и нечего сравнивать. Рози Ларсен ближе к Лоре Палмер. Тум-дум…

LeilaMimmackiMayday_zpsf2e09ae1

Утопия. 2.03

Настучала себе по ладошкам, чтобы перестать делать скриншоты каждого кадра. Утопию нынче наполнили яркие осенние пейзажи — глаз не оторвать. Единственное, от чего я не смогла удержаться — эти ножки! Угадайте, чьи?

34_zps7398df3b

У всех все идет своим чередом.

У Иэна, Бэкки и Дональдсона нарисовался любовный треугольник. Бекки сожалеет о случайном сексе с Дональдсоном и подумывает о транспланте вагины, до того ей отвратительны эти воспоминания. Дональдсон нашептывает Иэну, что Бекки в свое время работала на него и для него же хотела выкрасть манускрипт. Иэн не знает кому верить и звонит Милнер. Но не просто так, а чтобы сообщить, что… Филип Карвел жив. Жив, говорит по-румынски, зовется Антоном, тихий и милый, сейчас рисует дубликат «Утопии» на заднем сиденье краденой машины, а когда видит робот-пылесос и котят, начинает орать дурниной про Янус и «мы все умрем».

Милнер неожиданно прониклась к Джессике сентиментальными чувствами. Но узнав, что Филип жив (якобы, ибо я не верю, получается слишком просто), она решает, что снова пытать ловить Джессику не имеет смысла и дает отмашку на «день В» — день, когда всему миру одновременно введут вакцину от русского гриппа.

Да, и Джессика все-таки сбежала. Кровь, кишки, ловкость рук и ног и одна поездка в фургоне с медицинскими отходами — и вот Джессика в новом образе пришла поболтать с Майклом. Она вообще-то ведет себя странно: у нее мимика и жесты умалишенной + легкое помешательство на Иэне + повышенная влажность взгляда, бросаемого на чужих детей.

Уилсон Уилсон и Ли следуют по изюминкам за АрБи. Тот не просто так взялся помогать беглецам и снова схватился за конфеты: он хочет заключить сделку. Его семья — в обмен на главных героев. АрБи вообще здесь вызывает ужас. Одним хриплым вдохом. Отдельно приятна его аллюзия на самого себя прежнего:

— Где Джессика Хайд? — спрашивает он у ГГ с той же интонацией, с которой начиналась «Утопия».

Кстати, во втором сезоне используются те же пейзажи, что и в первом. Пленки, что ли, жалко?

Майкл и его кривозубая и очкастая подчиненная (с которой почти вышел поцелуй, Майкл — е*ливая сволочь!) исследуют вакцину и выясняют, что русский грипп — точная копия гонконгского гриппа, который свалился на планету в 1969. Паралелльно ГГ выясняют, что в конце 60-х был жутко секретный проект Джимми Диш — L и все это как-то связано с «Fat Man» — бомбой, сброшенной на Нагасаки в 1945. Похоже, мы плавно движемся к нацистам.

Ах, да… Новый образ Джессики Хайд. Украла шмотки какой-то девчонки. С престранным выражением лица… Чуется, что истосковалась дева по любви и ласке, и нас ждет любовный квадрат.

Как косплеить Джека Харкнесса

Джек — это, прежде всего, шинелька. Пальто Джека Харкнесса может быть сшито из чего угодно, лишь бы выглядело так, словно в нем «можно выжить, если потерпел крушение где-то в Польше и тебе пешком пилить до Британии».

image2-624x936

Officially licensed replica — (я бы сказала «оригинальная реплика», но это оксюморон) — это вещь, сшитая для съемок в нескольких экземплярах или впоследствии скопированная до мельчайших деталей для продажи — правильно? Самый распространенный в интернетах вариант шинельки Харкнесса стоит $300, сделан из синтетики (у Джона Барроумэна аллергия на шерсть) и имеет «оригинальную фурнитуру» — медные пуговки с крыльями и короной Rote Armee Fraktion.

via ThinkGeek

В случайно найденном руководстве по косплею иронично замечается, что даже если вы наденете под эту шинельку костюм телепузика, то все равно вытянете образ. Особенно, если канонично причешетесь, как школьник-переросток. Все остальное просто: рубашка, лучше темно-синяя (она ассоциируется с формой и Второй Мировой, но верхнюю пуговичку лучше расстегнуть), совершенно обычные чёрные офисные брюки, рабочие ботинки или любая другая практичная обувь на шнурках, лучше с намеком на винтаж. (Нормкор торжествует). Из аксессуаров: подтяжки, небольшой пистолетик в поясной кобуре (только не как у ковбоя, интеллигентнее) и обязательно белые ровные зубы. Знатоки говорят, что без сверкающих зубов Джек Харкнесс не получится и предлагают вставить в рот капу.

А как же вортекс-манипулятор или, как его для нас перевели, браслет агентства времени? На том же ThinkGeek за $30, но аут оф сток. Ну и плевать, замените часами «Полёт». Тоже тот еще артефакт…

Самые смешные серии «Друзей» (6 сезон)

1385061236-506329

6.05 The One with Joey’s Porsche
Моника и Чендлер присматривают за тройняшками, Росс и Рейчел аннулируют брак, Джо нашел порше.

6.06 The One on the Last Night
Рейчел съезжает из квартиры Моники со скандалом. Росс делает сына из тыквы.

6.07 The One Where Phoebe Runs
Рейчел и Фиби бегают.

6.08 The One with Ross’s Teeth
Зубы Росса вдруг стали белее белого. Все остальные вдруг стали женственнее женственного.

6.09 The One Where Ross Got High
Ужин Дня Благодарения, для которого Рейчел делает десерт из сливок с джемом и говядины с горошком и на котором Геллеры-старшие недолюбливают Чендлера.

6.17 The One with Unagi
Узнав, что Рейчел и Фиби учатся самообороне, Росс, лучась самодовольством, стремится доказать подругам, что те не смогут противостоять неожиданному нападению.

6.18 The One Where Ross Dates a Student
В квартире у Фиби происходит пожар по вине Рейчел. Фиби в отместку селится в милой цветочной гостиной у Моники и Чендлера, а Рейчел покорно отправляется в пустующую комнату у Джо. Но, оказывается, в квартире у Джо можно кидаться макаронами!

Утопия. 2.02

И снова здравствуй, кислотная картинка! Мы соскучились! И снова остервенело делаем скриншоты. И снова в кадре желтая сумка, успевшая намозолить глаза и стать культовой вещью.

Джессика сидит в заключении, где Милнер пытается выбить из нее, какие изменения внес ее отец в Янус. Джессика одного за другим калечит следователей и совершенно непонятно сошла ли она с ума, пытается ли она перебить как можно больше народу из Сети или просто пытается выбраться.

Майкл становится во главе Корвадта. Теперь этот зловещий коричневый кабинет в его распоряжении. Его задача все та же — вакцина от русского гриппа.

Уилсон Уилсон продался Милнер. За идею.

Иэн и Грант живут вместе и ненавидят друг друга. Иэн ищет Бэкки с помощью уличных камер.

Бэкки не решается покончить с собой. С края крыши ее снимает тот зловредный дядька-врач, который в первом сезоне шантажировал ее лекарством от синдрома Дила. Вместе они находят какого-то невероятного старика по имени Антон, который рисует на стенах протеиновые цепочки и, вероятно, играет ключевую роль в повествовании. Я подозреваю, что это один из недотравленных газом компаньонов Карвела.

Самые большие метаморфозы произошли с АрБи. Он теперь не Изюмный Мальчик, а Пьетро. Он нашел себе семью, осел в пригороде и питается овощами и киноа. Но Милнер не оставляет его в покое, отправляет по его следам его бывшего напарника со второй, зеленой сумкой.

В конце происходит потасовка с кровью, в которой Пьетро (он с бородой — вылитый отец) почему-то выступает на стороне главных героев.

Это любопытный твист: Уилсон Уилсон теперь работает на Милнер и постоянно сталкивается с человеком, который лишил его глаза. АрБи спасает главных героев, но Грант помнит, как тот расстреливал детей в школе, чтобы его подставить. Интересно, что из этого выйдет?

Утопия. 2.01

В первой серии второго сезона рассказывается, как все начиналось. На экране — молодой Филипп Карвел, отец Джессики Хайд, изобретатель «Януса» — сыворотки, разработанной для безболезненной и незаметной стерилизации 95% человечества. Идея нова тем, что в методе Карвела ни одна раса не имеет преимуществ перед другой, и бесплодными становятся только носители «бесполезных» генов. Полуавтоматическая евгеника получается.

Ради первой серии, где действие происходит в конце семидесятых, «Утопия» отказалась от привычной кислотной цветовой гаммы и происходящее на экране накрыло винтажным цветовым фильтром (теплым-ламповым, как «1977» в Инстаграме). Сюда отлично вписался кусок исторической хроники с Тэтчер.

Сама Джессика в то время еще ребенок (девочка на удивление похожа на взрослую актрису), как и АрБи (тоже очень похожий на взрослого). Оказывается, он не просто одно из созданий Филиппа Карвела, а родной брат Джессики. Его папаша экспериментировал с ним, подавлял его инстинкт насилия, но добился лишь кататонии и социопатии. АрБи стал зубами рвать милых кроликов и пугать свою болгарскую матушку. Маленький Пьетро (настоящее имя АрБи) жутковатый, но трогательный: он тянет ручки к сестре, но отец, памятуя о его наклонностях, не дает ему подержать новорожденную Джессику, а потом и вовсе бросает его в аварийной лаборатории.

В начале серии Филипп Карвел предстает эдаким едким мизантропом с налетом лузерства, одержимым регуляцией численности населения этого глобуса. Подвыпив на приеме, он знакомится с рыжей красоткой, пережившей геноцид (Ирландия?) — это молодой Мистер Кролик (Роуз Лесли), Милнер из МИ-5. Она разделяет идеи гения, собирает целую лабораторию нобелевских лауреатов и после того, как Янус объявляется готовым, травит их газом. Также без особых эмоций она топит своего любовника-наркомана в ванне и не устает утверждать, что люди в их положении («творящие историю») не могут позволить себе привязанностей. Ее непреклонность пугает Карвела. Втихаря доработав Янус, он пытается раскрыть личность Милнер, используя итальянскую прессу.

Интересная деталь: Милнер бесплодна. Она ревниво наблюдает, как Карвел нежничает с беременной женой, как он привязан к Джессике. Ею движет не только забота о благе человечества, но еще и зависть, и ревность. Их с Карвелом brain love не выдерживает конкуренции с чистой биологией. Однако, дочь дочерью, а убегая, Карвел, желая сохранить свою работу (?) вводит Янус Джессике. Внуков у него не будет, это точно.

Карвел повредился умом и рисует «Утопию»:

Первая серия довольно нудная. Из занятных персонажей — палач-задрот, в конце серии прибывший пытать маленькую Джессику. Он настолько гадкий, что, когда Карвел воткнет в него ножницы, зрителя гарантированно настигнет катарсис.