На что похож токсикоз?

Вы когда-нибудь пили много водки? Вспомните, как чувствовали себя утром. Голова ощущается так, будто в нее всю ночь через уши заливали свинец. Болят глазные яблоки. Тошнит. Слабость. Кружится голова. Еда отвратительна, и запах, и вкус. Только сушняка нет.

Когда описываешь эти симптомы мужчинам, ни разу не беременевшим женщинам или тем, кому повезло обойтись без токсикоза (у последних при этом очень самодовольный вид), тебя хлопают по руке и утешительно говорят: «Зато тебя будет маленькое чудо!». Сквозь гудение в голове это звучит как «Зато ты вчера классно танцевала на барной стойке, и скоро видео будет на Ютюбе». Как издевательство звучит. И если в случае с водкой ты даешь себе зарок больше никогда не пить, то в случае с токсикозом — больше никогда не трахаться. Но во втором триместре начинает выделяться окситоцин, и апатия и неудовольствие, круто замешанные на жалости к себе, сменяются контрпродуктивной эйфорией. Становится хорошо, так хорошо, как мне, например, никогда не было.

Читать далее На что похож токсикоз?

Бриджит Джонс

«Эксмо» переиздало дневники Бриджит Джонс в другом переводе. И этот перевод, бесспорно, литературен и остроумен. В старом было много угловатых фраз, кАлек и просто непонятного. Я, например, недоумевала, почему Бриджит злится на маму. В новом переводе она предстала такой противной и неугомонной старой леди, что я от смеха то и дело хваталась за бока.

В новом переводе стали понятны и шутки о сексе. Там, где раньше Марк говорил «Она обращается со мной как малыш с велосипедным насосом» теперь «Я пойду в «Санди пипл» и заявлю, что в детстве она надругалась надо мной с помощью велосипедного насоса». И еще что-то про взятие облатки и член викария, дословно не процитирую.

Читать далее Бриджит Джонс

Балет. Воскресное приложение

Есть такая традиция — смотреть перед Новым годом «Щелкунчика». Для балетоманов пресыщенных — «Щелкунчиков» самых разных: и красочных, и странных, и по Фрейду, вроде постановки Нуриева, в которой Маша, проснувшись, обнаруживает, что принц — не кукла-щелкунчик, а Дроссельмейер.

Вот, например, мексиканский «Щелкунчик» (Национальная компания классического танца, Мехико). В отличие от европейских постановок в эту щедрой рукой добавили красок. Мало того, что у танцоров яркая внешность, так еще и костюмы ярких насыщенных цветов (в Мариинке все такое бледненькое, воздушное), и потрясающие декорации. Кресло в клеточку совершенно безумное! И, похоже, на шестой фотографии крысы щупают грудь Маши (не удивлюсь, латиноамериканские народы сексуальные).

Читать далее Балет. Воскресное приложение