Особенности написания мемуаров тридцатилетнего жителя средней полосы

Жизнь у меня самая обычная, домдетикуры. И с некоторых пор я начала неистово ценить эту самую середину нормы (хотя гемоглобин у меня слегка понижен, хы). В мемуарах мне писать особо не о чем: многоэтажное детство да пара смешных историй (может, кто помнит про Доместос? Об этом газеты писали и весь факультет ухахатывался). Мои мемуары — это будет забавно.

Только вот трудности есть.

Первая — у меня не было любовных драм. Была одна некрасивая история про его измену и мою месть. Теткам бы понравилось, если бы месть не вышла мне боком. Не знаю, хватит ли у меня смелости описать пикантные подробности. Мы чай не в НЙ, а я не Ханна Хорват.

Читать далее Особенности написания мемуаров тридцатилетнего жителя средней полосы

Как стать поваром?

В детстве я хотела быть Малдером. Нет, не Скалли, ведь она была скептиком, а я хотела, как говорится, to believe. Но из белгородского двора в ФБР не брали, хотя я даже удостоверение себе замастрячила.

Потом мне захотелось стать кинологом. Но оказалось, что у служебных собак есть «срок годности» и мне пришлось бы отдавать подопечных на усыпление. Этого нежной детской душе уже было достаточно, чтобы отказаться от мечты, а тут еще родители… Они даже слушать не захотели о том, чтобы определить свой нежный цветочек в школу милиции. В конце девяностых-то. Я ломанулась было в органы второй раз, после дела белгородского стрелка, на криминалиста переучиваться, но мой муж (тогда еще жених) расхохотался и вспомнил, как я пришла домой в слезах с работы в библиотеке, где меня назвали мешочком с какашками.

— Только то были улитки аквариумные, а это будут акулы, — эту фразу я сама придумала, но суть его смешков сводилась именно к этому: в юридическом институте учатся сильные и злые люди. А я по-прежнему цветочек как в восьмом классе, когда самой большой моей шалостью было курение за школой. Еще однажды я на географии целый урок на себя в зеркало пялилась… Не оторва, короче.

И тогда мне захотелось стать поваром. Ибо грядет кризис, вместо денег скоро будет гречка, тушенка и огнестрел. Надо быть поближе к еде, а я — писатель.

Читать далее Как стать поваром?

Скринкап

Такую штуку как рекап все знают и многие практикуют. Например, Желтый Телевизор в свое время рекапил АХС, Фарго, Утопию и Черное зеркало. Потому что Желтый Телевизор любит тексты даже больше, чем сами сериалы. Желтый Телевизор — графоман конченый.

Читать далее Скринкап

Жирная дорога

Я люблю переделывать чужие тексты. Не потому что те плохи, а потому что люблю додумывать, преувеличивать, утрировать и приукрашивать. Реальность меня не очень увлекает. К тому же нон-фикшн еще нужно уметь интересно писать, а я не умею.

Даже если текст не очень-то и про реальность, как «Белгородские материалы» (апрель, май, июнь) все равно так руки и чешутся.

«Белгородские материалы» — высосанные из пальца городские легенды. И дело не в том, что масштабу не хватает, а в том, что журнал «Ононас» издает провластный медиахолдинг. Им не положено акцентировать внимание на том, что главный полтергейст в России — это Бабай-Бухлишко. Крамольная мысль, разлагает молодежь. Вот и приходится тужиться и притягивать за уши.

Но мне все равно нравится. Я бы еще про другие города почитала… Люблю я эту местечковую теорию заговора. Ну и приступы графомании, к счастью, родами не купируются, поэтому вот вам рассказик по мотивам майского «дела». «Жирная дорога» называется.

Читать далее Жирная дорога

Неслучайный багаж

В Белгороде сняли фильм.

Первой моей мыслью было — этому фильму пошли бы зомби. Вот бы герои между делом помахивали мачете, и кровиша такая — фьють! И чья-нибудь головая такая — шмяк! Я б молилась на этот фильм, назвала б его культовым и всем рекомендовала бы.

Спустя месяц пересмотрела. Ощущение, что все настолько плохо, что даже хорошо, не прошло. Зато украсилось пониманием, в чем именно очарование «Неслучайного багажа». Это такой наивный DIY, вроде картонных стендов со Старкона, которые в два раза милее и ближе, чем крепко сколоченные будки с гик-пикника или профессиональное кино и ТВ.

Читать далее Неслучайный багаж