Мегеры. Глава двадцать вторая

Снегопад наконец прекратился, выглянуло солнце, в Мегерах стало красиво и радостно, хоть по-прежнему было очень сложно передвигаться.

Саша проснулась от неимоверной вони и тяжести в груди. Сначала она подумала, что и вонь, и тяжесть ей снятся, но, открыв один глаз, она увидела, что у нее на груди сидит Демон. Он умывался как ни в чем ни бывало и пах так, словно его только что изрыгнула сама преисподняя.

— Слезь с меня, скотина! – велела она и толкнула кота рукой.

Рука влипла во что-то влажное и вязкое. Саша поднесла ладонь к глазам и увидела, что она покрыта чем-то темным и отвратительно пахнущим.

— Фу! – крикнула Саша, вскочив на кровати.

Весь пододеяльник, кое-где подушка и простынь, плед, валявшийся в ногах – все было покрыто этой липкой вонючей дрянью.

Саша схватила Демона за шкирку – тот попытался ее лягнуть мощной когтистой задней лапой – спрыгнула с кровати и пнула дверь синего люкса ногой. К счастью, она оказалась закрыта неплотно и легко распахнулась.

— Кто-нибудь! Сюда! Помогите мне! – крикнула она. — У меня кот гниет!

Читать далее Мегеры. Глава двадцать вторая

Мегеры. Глава двадцать первая

— Звала?

На Сашу смотрели очень похожие женские лица: юные, молодые, зрелые, старые. К ней были повернуты головы: почти все темные, кое у кого – волосы с проседью, и только одна – рыжая. Лиля Полутьма собрала всю свою семью на поиски пропавшей сестры.

Когда на обратном пути в Мегеры они остановились перекусить бубликами и кофе, Сашу осенила идея.

— У тебя телефон Полутьмы есть? – спросила Саша у Брокка.

Тот подавился бубликом. Откашлявшись, он подал ей свой телефон.

Саша переписала номер и задумалась над текстом. Что написать неприятному человеку в шесть часов утра? «Твоя сестра ушла из дома и не вернулась. С добрым утром!»? Саша даже не была уверена в степени родства между Лилей и Инной. Двоюродные? Или еще более далекие?

Она так и написала, только не поставила восклицательный знак после «утром».

Они отправились обратно впятером. Анника отказалась от идеи напакостить Кендо за «чапы», а Демид на прощание обнял Табиту Ланком так душевно, будто уходил от нее на войну. Та растрогалась и пригласила его приехать к ней в Нью-Йорк. Демид пообещал непременно быть, но на соседней улице тут же забыл про нее, целиком погрузившись в переписку с Германом.

— Прости меня, — сказала Брокк Саше, когда в машине задремали все, кроме них. – За мои слова. Они были грубы и несправедливы.

Читать далее Мегеры. Глава двадцать первая

Мегеры. Глава двадцатая

— Ты мне нравишься, — Азия просто и прямо ответила на вопрос: «Зачем ты переводила Фесе деньги?».

Всю неделю Саша уворачивалась от приставаний Офелии, которая сначала не пожелала ничего объяснять и просила все забыть, после – начала ехидничать в стиле «на себя посмотри». Одновременно Саша пыталась игнорировать Брокка, который в свободное от работы время хранил мрачное молчание, но то и дело пытался вернуть ей деньги за фотографию. Зато Анника говорила и за себя, и за брата: ходила следом за Сашей и заунывно просила не отменять удочерение.

Когда Саша уже была готова крушить мебель, Азия объявила, что у нее есть немного свободного времени и примерно столько же лишних денег и предложила Саше и Аннике поехать на Материк поискать наряды для предстоящего бала. За ними увязался Демид, которому, по его словам, необходимо было проветриться.

— Ты меня даже не знаешь толком! – не поверила Саша.

Они с самого утра гуляли по бутикам и барахолкам, пытаясь разыскать что-нибудь полезное для бала. Смирительную рубашку, например.

— До тебя у него была герцогиня, — сказала Азия, прислоняя к Саше вешалку с дорогущим золотистым платьем. – Натурально, итальянская аристократка. Из очень богатой и именитой семьи.

Саша промолчала, привычно проглотив ревность. Азия повесила платье на место, но зато нахлобучила шляпу с огромными полями на пробегавшую мимо Аннику. Та засмеялась.

— Они пригласили нас на обед, мы сидим, едим серебряными столовыми приборами с фамильным гербом, сзади официанты еле слышно дышат, ведем чинную беседу не пойми на каком языке, а у меня в голове только одна мысль вертится – «Не дай Бог, мой сын на ней женится!». Ведь если это случится, мне придется до конца жизни терпеть эти чопорные обеды, а если мы вдруг окажемся в одном доме, я не смогу ходить в трениках и есть со сковородки жареную картошку. А я люблю свои треники и жареную картошку, и я слишком много работала, чтобы теперь приседать в книксене перед этой праздной носатой бестолочью. Я вообще не перед кем не собираюсь приседать! Но, как на зло, именно такие на него западают гроздьями, а он выбирает из них самых лучших: из хороших семей, с большим состоянием и амбициями. А это что значит? Фальшивые улыбки и бесконечная удушливая скука.
— А чем я лучше? – скривилась Саша.
— Всем! – Азия посмотрела на нее снисходительно. – У тебя непростая биография, как и у нас. Ты симпатичная, говоришь по-русски, упрямая и волевая, умеешь выживать, оставаясь при этом легкой и доброй, хоть и слегка мрачноватой. Ты нам подходишь! Знаешь, как в деревенском доме приживается кошка, мастью похожая на корову? Ты – кошка, я – корова.
— Я тоже люблю жареную картошку со сковородки, — призналась Саша.

Читать далее Мегеры. Глава двадцатая

Мегеры. Глава девятнадцатая

Брокк неимоверно достал Офелию. Сашино «Бог с тобой, золотая рыбка!» и всё, что за этим последовало – их с Анникой отъезд на Материк, где на вечеринке к Саше все-таки подкатил Кендо Гиче, и ее полнейший холод сразу по возращении – всё это сокрушило Брокка.

— Я просто так сказал! – уверял он Офелию, собирая полурастаявшие куриные окорочка со своей одинокой постели. — Никто никогда не уходит после одной глупой фразы!
— Ты дурак! – сказала ему Офелия зло. — Ты ее не понимаешь, потому и упустил! И вообще… С чего ты взял, что ее достоин?
— Я люблю ее, — просто сказал Брокк.
— И что?

Он был разбит. Или мастерски делал вид, чтобы разжалобить ее и заставить работать на себя.

— Когда ты ее выгнал год назад, она что сделала? Ушла! Ей и в голову не пришло, как остальным твоим теткам, что ты пошутил, что ты не можешь выгнать такое сокровище! Она услышала ровно то, что ты сказал: «Уходи!». Она классная! Умная, скромная и классная! А ты – дурак! Самовлюбленный и злобный, поэтому умрешь в одиночестве! А Сашка выйдет замуж, нарожает дюжину детей, и у них у всех будут малиновые головы!

Брокк с интересом посмотрел на нее.

— Я смотрю, ты тоже не в восторге, — заметил он с улыбкой.
— Заткнись, — посоветовала Офелия.

Читать далее Мегеры. Глава девятнадцатая

Трилогия

В ноябре прошлого года после всех приключений трилогия «Заваркины» была издана. Ниже — всё, что у меня спросили читатели с момента объявления о старте продаж.

— Самиздат?
Ээээ, не совсем. Всем книгам трилогии присвоен ISBN (Международный стандартный книжный номер), стало быть, Российская книжная палата признала книгу изданной и за это «признание» заплатил издатель. Самиздат — это все же немного другое.

— Жанр?
Я зову этот жанр «остросоциальным романом». Проблемы, волнующие современный мир, здесь — прочная канва для нескольких туго переплетенных историй человеческих отношений.

— В каком порядке читать?
Сначала читать черную, потом — тонкую, напоследок — зеленую. Сначала — «Колледж святого Джозефа», потом — «Чернила», напоследок — «Хюльдру».

— Я вот тут скачал бесплатно…
Я не несу ответственности за те обрывки своих текстов, что были скачаны со сторонних ресурсов. За все эти куски «Чернил», 60-страничный «КСД» с сайта графоманов.нет, половину «Хюльдры» из какой-то группы ВК и прочий мусор. Я их туда не заливала. Последние, актуальные версии романов были опубликованы мной через издательскую систему Ридеро. Всё! Остальное — не ко мне, извините.

— Где купить?
«Колледж святого Джозефа»
Купить на Амазон за $2.92 (только электронная)
Купить на ЛитРес за 160 рублей (только электронная)
Купить на Озоне за 160 рублей (пока только электронная, вот-вот обещают начать печатать)
И, наконец, и электронную, и печатную книгу проще всего купить прямо у издателя (доставка дорогая, зато курьером):

Читать далее Трилогия

Мегеры. Глава восемнадцатая

Демид кисло просматривал последние посты в «Плотине». Количество просмотров за эту неделю упало до стыдных цифр. Больше никто не хочет ничего читать! Даже за знаменитой мегерской парочкой горожане теперь следят напрямую, через их инстаграмы. У Саши что-то закрутилось с тем вогером, симпатичным коротышкой с малиновыми волосами, а Брокк, узнав об этом, исчез на несколько дней. Вернулся с загаром, но мрачным как снеговая туча.

Демид отложил смартфон и уставился на широкую спину Германа, который на столе возле мойки разделывал мясо.

— Баранина – моя специализация, — сообщил он, повернувшись к Демиду с улыбкой. — В «Карски» я готовил ее с мятой и тархуном. Еще мы лепили пельмени. Один пельмешек весил десять грамм, из килограмма получалась сотня. Пару сотен мы варили, Инка развозила заказы, остальное замораживали. И так каждый день…
— Сколько времени вы протянули на пельменях? – поинтересовался Демид.

То Герман, то Инна снова и снова подъезжали к нему со своим коммерческим предложением – надоели хуже луковых бутербродов. Но Демид не собирался уступать и скидывать цену на аренду. Семьдесят пять тысяч и точка! В ответ Инна злилась, а Карски почему-то веселился.

— Полгода протянули, — ответил Герман. – Бизнес мы не оформляли, баранов прямо в ванной разделывали. Ох, и грязища была! Магазинные средства ведь не отмывают органику. Кровь и животный жир смывают только специальные кислоты, которых нет в свободной продаже. Приходилось выкручиваться.

Демида будто что-то толкнуло в грудь. Он взял со стола свой смартфон и включил диктофон – рефлекторно, как охотничья собака замирает в стойке, почуяв дичь.

Читать далее Мегеры. Глава восемнадцатая

Мегеры. Глава семнадцатая

Вечеринку «Канти Кантин» устраивали танцоры Star House of Giche – вогеры, известные даже за пределами сообщества и горячо любимые публикой – и тусовкой, и обывателями.

На балрум-сцене кто-то был успешен в коммерции, как Офелия, которая снималась в рекламе и работала в шоу-балетах у поп-звезд. Кто-то, как Виолетта, штурмовал театр и вполне успешно. Гиче были богами андеграунда. Им не было равных в баттлах и везде, где требовалось импровизировать в чистом незамутненном потоке. Все безумные перфомансы были у Гиче, все самые отвязные вечеринки были устроены Гиче. Они выезжали на эпатаже, оригинальности, фотогеничности и нескромном обаянии богемы.

К ним нереально было попасть. Для этого надо было одновременно понравиться и отцу, и матери.

«Канти Кантин» – эта фантасмагория – появилась как раз вовремя, когда сообщество безнадежно заскучало. Гиче упразднили традиционный бальный формат, вычистили все правила, оставив только веселье. Они вернули к жизни сольный перфоманс: артист один на один с публикой, или один на один с музыкой, или один на один со Вселенной – кому как нравится.

Аннике такое было по душе. Когда танцуешь, как чувствуешь. Мешаешь все стили, выражаешь себя.

Читать далее Мегеры. Глава семнадцатая

Мегеры. Глава шестнадцатая

Брокк проснулся в 11:11 и по привычке загадал желание. Желание всегда было одно и тоже – чтобы этот день, эта суббота, его долгожданный выходной, прошел хорошо.

Вся суббота только для них! Брокк взял Сашину ладонь и погладил ею себя по щеке.

Саша спала на животе, обняв подушку и откинув одеяло. Брокк залюбовался ей. Издалека казавшаяся тонкой, почти прозрачной и невесомой, вблизи она была очень аппетитной. Он обожал в ней всё: длинные ноги, крутые холмики ягодиц, узкую гибкую спину, длинную шею и нежную кожу, гладкую, как припудренный персик, с которой почти полностью исчез загар. А еще длинные гладкие рыжие волосы, в темноте казавшиеся каштановыми, высокие скулы и острый подбородок. Умильный вздернутый носик в веснушках. Маленькие эльфийские ушки, торчащие ровно в середине головы. Раскосые глаза, которые сейчас, когда закрыты, кажутся выпуклыми и инопланетными. Ямочки на щеках. Пухлые чувственные губы, которые хочется целовать, особенно верхняя, детская, смешная… Она сводила его с ума.

Порочный ребенок.

Брокк провел пальцем по голубоватой венке на ее виске. Пока она спит, пока нет у нее своей воли, она нежная, податливая, вся в его власти. Само совершенство, но не музейный экспонат, которым любуются издалека, а живая, теплая женщина, которую можно бесконечно тискать, мять, с силой прижимать к себе.

Взгляд Брокка упал на валяющийся на полу «полароид». Вчера он полвечера сверлил глазами изображение Майера, стараясь запомнить все черты ненавистного лица, и всю ночь ему снилось, как он зубами рвет его сонную артерию. Он вдохнул и выдохнул, усмиряя гнев. Чтобы не начать снова пыхтеть как закипающий чайник, он принялся аккуратно целовать Сашину спину, нанося крошечные поцелуи на каждый ее позвонок.

Под потолком проснулся Демон. Он зевнул, клацнув челюстью, потянулся и принялся громко и противно точить когти о балку, на которой спал. Саша открыла глаза.

— Прекрати, скотина, — велела она.
— Это ты мне? — прошептал Брокк, убирая прядь с ее лица.
— И тебе тоже, — она зевнула, перевернулась на спину, потянулась, легко подскочила на кровати, спрыгнула на пол и скрылась в ванной.

Читать далее Мегеры. Глава шестнадцатая

Мегеры. Глава пятнадцатая

— Простите, ничем не можем помочь.

Саша бросила телефон на подушку.

— Ничего? — спросила Офелия.

Вернувшись с каникул, Саша взялась подыскивать помещение для тренировок. Сначала ей отказал заброшенный фитнес-зал, потом недавно закрывшаяся танцевальная студия. Им всем нужны были деньги, но владельцы уклонялись от сотрудничества. Точнее, как только узнавали, что зал хочет снять Саша Гингер, моментально отказывали. После своих откровений Саша стала изгоем в городе и заразила одиночеством свою танцевальную семью. Только и оставалось, что просить приюта в старом школьном классе ритмики.

Тренироваться в конференц-зале стало невозможно. Кто-то разбил камнем высокое витражное окно, и теперь там гулял злой ноябрьский ветер.

— Я сегодня забирала почту и услышала, как почтальон назвал мою машину «жидовской бричкой», — сказала Саша. — Так и сказал: «Растопырила тут свою жидовскую бричку», сплюнул на землю и ушел.

Саша сидела на своей кровати, Офелия лежала, устроив голову у нее на коленях. Рядом, на тумбе, стоял букет из увядших бордовых роз, который Брокк подарил ей на день рождения. Саша сунула палец в серединку поникшего бутона и аккуратно провела пальцем внутри по кругу. Это напомнило ей обо всем неприличном, что случилось в этом номере прошлой ночью. И позапрошлой, и за две ночи до этой…

— Ты на «Канти Кантин» поедешь?

Читать далее Мегеры. Глава пятнадцатая