Крыса Гак и шесть мест, где не хочется покончить с собой #Белгород

Когда-то давно, примерно с пятОк лет назад, один мой сердешный друг из Киева попросился приехать в Б.

— Что у вас там можно посмотреть? — спросил он.
— Ничего, — пожала плечами я.

Друг не поверил, нагуглил бабушку с носком и девочку на шаре и обиделся. Ему показалось, что я не хочу его видеть на своей, так сказать, территории, показывать друзьям и знакомым и все такое прочее, что обычно выдумывают в таких ситуациях. Я же имела в виду совсем другое: я, как и Алиска Заваркина, исповедую «энергетический туризм». То бишь, я не осматриваю достопримечательности (все эти дурацкие памятники, скучные скверы и опостылевшие лавры), а просто шатаюсь по городу, болтаю с прохожими, пью кофе, пялюсь в витрины магазинов, залипаю на берегу водоемов, ищу интересные места — в общем, по мнению многих авторитетных и серьезных людей попусту трачу время. Так вот: пять лет назад в Б не то, чтобы не было куда пойти… Скорее всего, я ответила тогда «ничего», потому что вела тогда довольно уединенный образ жизни: редко выходила из дома (не пролезала в дверь)))), писала диплом, общалась с ролевиками.

Друг в итоге доехал только до Харькова, где мы, страшно утомившись друг другом, поспешили расстаться.

Чуть позже, примерно года два назад, одна моя виртуальная подруга из Москвы, ехала на море.

— Я буду в Б, — написала она.

У меня по спине пополз холодок, какой бывает у хозяек, которая вынуждена принимать гостей в неубранной квартире, судорожно стирая с лица зеленую питательную маску. Я по-прежнему не знала чем «угостить» гостью: что ей показать? Куда отвести? Где тут интересно и энергетически напитано?

Подруга так и не приехала. Возможно, потому что я, позабыв состоявшийся разговор о ее приезде, написала в своем ЖЖ глупость: «Раньше люди скрывали, что живут в Москве, чтобы в гости не понаехали. Теперь люди скрывают, что живут в Белгороде, чтобы по пути на море не оставались ночевать».

С подругой до сих пор общаемся. Очень приятная барышня. Надеюсь, она не приняла эту фразу на свой счет.

Однако, вопрос сей так и остался открытым: куда вести «энергетических» туристов? По каким местам с ними прогуляться? Ответ дал мне крыса Гак. Он же выступил в роли модели. Вперед, пытливый читатель! Фото кликабельны, хоть и невелики.

Тот самый «колледж»

Почти всю свою жизнь старая гимназия служила свету знаний. Несла благородную миссию сквозь тяготы и невзгоды, бомбежки, пожары и лошадиный навоз. Она знавала разные времена и разные звания, но никогда еще она не была такой блистательной, такой великолепной, такой знаменитой, как в начале второго десятилетия двадцать первого века.

Если бы она была живым существом, то сегодня она улыбнулась бы разноцветной толпе, украшенной букетами и бантами, вплывавшей в ее новенькие кованые ворота и сказала бы: «Вы вытянули счастливый билет».

Колледж Святого Джозефа

Для живущих в Белгороде и не секрет вовсе, что прототипом школы Святого Иосаафа стал лицей №9. Тот самый, что одним из первых ославился на всю страну в видео, где ученики избивают друг друга. Тот самый, в котором я имела счастье проучиться с 8 по 11 класс (славабогу, что у нас не было телефонов с камерами!!!). Признаться, я не испытываю к школе никаких сентиментальных чувств (у меня есть на то причины брррр), однако, это место показала бы гостю одним из первых. Во-первых, хорошая возможность заодно рассказать о Заваркиных (я тщеславна, что уж тут скрывать). Во-вторых, там здорово! Памятник училке — для тех, кто любит достопримечательности, здание бывшей женской гимназии (старый корпус лицея) — для тех, кто любит фотографироваться, лавочки — для уставших, шныряющий народ — для тех, кто любит поглазеть на аборигенов. Для тех, кто любит ужастики — место, где «борец с Адом», он же Сергей Помазун, перестрелял детей. К тому же с тех пор, как туда перенесли Ленина, там стало еще и уютно. Памятник каким-то неведомым образом ограничил воздушное пространство, и сидеть у его подножья стало приятнее приятного. Иногда даже кажется, что лицо вождя преобразилось: перестав занимать собой главную площадь города, он будто расслабился. Кажется, что вот-вот улыбнется, присядет и закурит. К тому же, гостя города можно еще развлечь рассказом о сраче, который развели власти с блоггерами во время переноса Ильича на Народный бульвар.

Жирная вода

Парки у нас есть. Признаться честно, парков, скверов и монументальных клумб у нас хоть… чем-нибудь жуй. Но «энергетических» туристов, как водится, тянет в дикие места, потому как облагороженных да слегка политизированных в любом городе хватает, причем такие места всегда неуловимо похожи. Вибрации от них одинаковые. «Мы тут так выпендриваемся» — гудят те вибрации.

«Дикости» же можно отыскать в парке Победы. Там раньше посреди парка после весенних ливней наливалась Великая Лужища (это я на ее берегу). Лужища была такая масштабная, что в ней тут же заводились лягушки и утята. Такие милые и трогательные, они то и дело неожиданно выплывали из-за кустов за уткой-мамой, учились плавать. Я однажды надела хантеры и залезла в самую ее середину. Было очень страшно ступать: будто еще шаг и в омут. И жизнь там кипела, невидимая, но бурная. И та самая энергия тоже была невероятная: я такой восторг испытывала лишь однажды, когда нелегкая занесла меня в хвойный лес под Смоленском. Казалось, что вот я сейчас раздвину еловые лапы и увижу охотничью заимку из сказки и оленя Серебряное Копытце. На берегу Лужищи было примерно так же, но только сказка была другая. Про Бабу Ягу что-то.

Лужища наливалась посреди парка каждую весну, заливая пешеходные дорожки, детскую площадку и футбольное поле, пока, к моему великому отчаянию, неуемные белгородские блоггеры обратили внимание мэра на то, что лужища подмывает рядом стоящую девятиэтажку. Мэр хлопнул в ладоши, лужищу осущили и заасфальтировали, а на ее месте соорудили спортивную площадку, которая тут же поросла потными качками. Хотя на них тоже можно полюбоваться…

Впрочем, Лужища была не единственным водоемом в этом парке. Здесь же протекает наша мелкая и милая речушка Везелка, в которой тоже есть и лягушки, и утки (наглые, жуть). Летом по этому отрезку Везелки плавают лодки, на берегу жарят шашлык и можно валяться на газоне (у нас это редкость, ибо газоны импортные и дорогие, что твой синтетический лед. Простите, местная шутка, не удержалась)))).

Но осенью в октябре-ноябре наступает время «жирной воды». «Жирной водой» я зову кусочек крутого берега реки, на противоположном берегу от зоопарка, с крохотной лавочкой у самой кромки. Почему? Потому что при рассеянном свете, который часто здесь бывает осенью, и в обрамлении умирающих бурых листьев, спокойная серая вода Везелки похожа на бульон. Не на жидкий, что для супа, а на тот, что для холодца, уже начинающий застывать. Вот и все.

Здесь очень здорово сидеть и курить/слушать музыку/рисовать/болтать/мечтать.

Все еще не собираете узелок и монетки на билет до Белгорода? Нет? Тогда пойдем дальше.

Пыжатня

Уж если мне повезет встретить единомышленника (собрата-энерготуриста, то бишь), который приедет ко мне в гости, то рейд по заведениям я начну отсюда. Это «Пыж кафе» — очень атмосферная кофейня в левом предсердии города. Основная часть посетителей — творческая молодежь. Журналисты, блоггеры, фотографы, айтишники, художники, поэты, писатели, актеры, режиссеры, драматурги — клянусь, весь цвет, разбавленный иногда забредающими высокопоставленными чиновниками. Здесь хорошо работать (вторая глава «КСД» и третья глава «Хюльдры» родом из «Пыж кафе»). Здесь не бывает громких споров: оппозиционно настроенная часть творческой молодежи (а таковая всегда имеется) бойкотирует кофейню, после того, как стало известно, что хозяин кафе нанимает помещение у дочери ныне правящего губернатора. Здесь очень уютно: благодаря умным сочетаниям благородных тонов в интерьере, разномастным статуэткам на книжных стеллажах (детям можно их иногда бить))) и саймоноподобным котам, царствующим повсеместно. Здесь панорамные окна, выходящие на самую ухоженную часть города — тихий центр, где оштукатуренные здания, деревца и вечные огонь. Возможно, именно из-за этих окон сюда в дождь забредают мечтатели, зимой — продрогшие трогательные парочки. Атмосферу делают еще и симпатичные баристы (я в одну влюбилась бы, честное слово).

Внизу — арт-подвал. Там постоянно проводятся мероприятия (и веселые, и унылый полит. сурьез), ни в одном из которых я не участвовала (вот странно-то! обычно я везде лезу!). Влюбленные в это кафе ласково зовут его Пыжатней, эдакая смесь Пыжа и голубятни (снова местная шутка, пардоньте!))). Прозвище это не всем по душе, однако, уж что прилипло, то прилипло.

Кстати, единственное мое приличное фото (на котором я выгляжу не как еж с носом не в середине лица, а как человек разумный и причесанный), то самое заглавное фото на всех моих презентационных страницах сделано в «Пыж кафе». А вот Гак фотографировался только снаружи, потому как интерьер Пыжатни будет разбираться в другом посте. Про рпг. Вместе с крысой Гаком снимались курящие посетители кофейни. Похоже, что в связи с новым законом об антиникотиновых репрессиях курительная комната в кофейне так и не будет открыта.

Калипсо

Но вот кофе гостю в Пыжатне выпить не дам, попрошу потерпеть до Калипсо. Здесь по-прежнему лучший кофе в городе! Правда, я не так давно услышала ересь, что, дескать, кофеманы рекомендуют местное отделение «Шоколадницы». Смешно, ажно икаю. Во-первых, наша «Шоколадница» крепко уступает московским, питерским и даже севастопольской по качеству еды (капучино нихрена не похожа на облачко), во-вторых, там, как и в любом сетевом общепите, нет души. Нечего туда и соваться.

Калипсо расположена на вечно бурлящей улице (это кусок трассы Москва-Симферополь. Когда Белгород был совсем юным, ему очень льстило это обстоятельство). Рядом — университет, отчего в крохотную кофейню часто набивается народу больше, чем она может принять. Вокруг Калипсо — ореол из чарующего аромата свежесваренного кофе. Про чарующий не вру: каждый раз проходя мимо на тренировку, так и хочется свернуть и остаться, забыв о каллораже. Внутри — забавный интерьер: стикеры на окнах, меню, написанное мелом, на стеллажах — чайнички на продажу, на стенах — мазня местных художников, все непринужденно и по-студенчески. И он! Кофе с халвой! За него, клянусь, я бы почесала Сатане его левую пятку! На фото Гак наложил лапы на мою порцию. Скотина.

Калипсо принадлежит моему однокласснику (это Вегас Белгород, детка! Мы тут все родственники!), поэтому я болею за этот рай всей душой и искренне желаю ему процветания (хоть мы и не общаемся с Никитой. Я его упомянула, чтобы свою значимость повысить)))).

А вот работается тут плохо. Здесь был написан «Пятый».

Гамильтонз

И да! Он! Мое проклятье и моя отрада! Здесь пиво, от которого желудок не сжимается в ужасе, здесь интересные концерты (за по-настоящему крутыми лучше отправиться в «Чак Норрис бар», но Гак наотрез отказался. Сказал, что у него шарфик слишком хипстерский, не поймут) и прочие увлекательные приключения. Сюда можно прийти и в трениках, и на каблуках. Здесь можно выпить айриш кофе с подружкой, а можно с той же подружкой упиться до беспамятства (а потом попасть под черную стритрейсерскую ревелку). О, сколько я обидных прозвищ получила за любовь к этому месту: от гопницы, отбившейся от стада, до конформистки без башки и собственного мнения. Но я все вытерпела! Ради даблин коддла, острых крылышек в меду, пинты-другой ирландского стаута и барменов — истинной услады для глаз.

И это не реклама. Это мастурбация какая-то.

Антураж здесь стандартный для всех ирландских пабов, открытых на постсоветском пространстве, но место это настолько необычно для Белгорода и по сей день, что туда тянет жителей, будто им кетчупом намазано. Они же и создают атмосферу. Красивые женщины, ухоженные мужчины, выпускники школы святого Иосаафа 9 лицея, на время оставившие свою MBA в Лондоне и посетившие родное гнездо. Когда паб только открылся, рядом с ним в ночи дежурили гопники, подкарауливая эту состоятельную и вдрызг пьяную прослойку общества, и, нещадно ломая носы, обирала ее до нитки. Помню-помню, столкнулась в 2008 году с кем-то в очереди к ЛОРу.

Гагариншир

И пожалуйте, дорогой гость, в очередной парк, отдышаться от алкогольных паров и выхлопных газов, стряхнуть с себя тонкий налет цивилизованности, ибо парк Гагарина — это, пожалуй, единственное место в городе (всякие гребеня в расчет не берем), где плитка еще не уложена в два слоя. Если честно, то осенью Гагариншир — парк как парк, но летом… Летом в этом огромном фонтане, сложенном из грубых камней, купаются люди: и дети, и взрослые. Фонтан этот представляет собой череду чаш и каскадов, вода в которых подсвечена изнутри водорослевой зеленцой. Это единственный фонтан в городе, в который еще не провели электричество. Через чаши кое-где перекинуты пешеходные мостики, с которых с визгом сигает в воду детвора помельче. Пахнут нагретые елки, чирикают какие-то птицы, по дорожкам гуляют молодые мамаши, на лавочках читают барышни и хочется жить. Надеюсь, местные власти с их тягой к благоустройству никогда не доберутся до Гагариншира.

Хотя… Парк Гагарина — первейшее место в Б по количеству попыток изнасилований. Но мы ведь успеем убраться оттуда до темноты, правда?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.