Американская история ужасов. 3.02

Итак, вторая серия вкратце.

Начинается она трагично: браконьеры убивают крокодилов. Но на помощь рептилиям, подвешенным к деревьям за хвосты, приходит та девчонка, Мисти Дэй (Лили Рэйб), что сожгли бесноватые христиане в прошлой серии и которая сама себя воскресила и вылечила крокодильими фекалиями. Она — фанатка Стиви Никс (и выглядит соответственно). Если мне вдруг придет в голову колдовать, то я стану именно такой ведьмой: буду ходить по лесу босиком, не причесываться и оживлять тех, кто меня об этом не просил))). Под песни Стиви Никс.

Далее о восставших: Зоуи и Мэдисон пробираются в морг, чтобы собрать Кайла из кусочкам (после аварии парнишки лежат в пластиковых мешках и не понятно где чье). В процессе ритуала девки-ведьмы нанюхались жженых волос до глюков и, похоже, забыли прикрепить к Кайлу половые органы. Тот ожил и, как водится, впал в буйство.

Что с Академией? На утреннее собрание (что-то вроде групповой психотерапии) заявились полицейские из убойного и не на шутку разозлили Фиону.

— Единственное, чего вам стоит опасаться — это я, — говорит она Мэдисон- «заклинательнице автобусов» и Зоуи- «черной вдове», спровадив полицейских плевком в воду.

У Корделии, директрисы Академии, оказывается есть муж. Но нет ребенка. Не получается. Муж, пока безымянный, склоняет ее испробовать оригинальную и эффективную альтернативу ЭКО: отпочковаться от Сатаны. Ритуал, кстати, очень впечатляющий.

И последняя засветившаяся фигура: смердящая старуха, которую достали из-под земли в прошлой серии. Оказывается, негритянская колдунья дала ей не яд, а вечную жизнь, предварительно повесив всю ее семью.

— На мужа мне наплевать, — говорит она, — я сама хотела подсыпать яда ему в гречку.

У мадам Ля Лори и Фионы одинаковый «ад»: время исчезает. Только у одной оно уносит молодость и жизнь, а другой — не может принести облегчения.

В этой же серии начинает раскручиваться новая линия: противостояние между белыми и черными. И это не про магию, а про цвет кожи. Оно начинается с диалога Фионы и Марии Лаво, главной по вуду, каждая реплика в котором имеет вес. Его лучше прослушать по-английски.

P.S. Человек-минотавр жив.

Может быть, я найду себя в будуаре? — Американская история ужасов:Шабаш. 3.01

Новый Орлеан. 1834 год. Суровая матушка трех дочерей, карикатура на миссис Беннетт, в кругу женихов. Одна из ее дочерей, оскорбленная замечанием матушки о своей внешности и пока не проявившемся таланте, шутит, что возможно, «найдет себя в будуаре». В следующий момент мать пачкает моську настойкой из человеческой поджелудочной, бьет шутницу и пытает черную прислугу. Ее зовут мадам ля Лори и в конце серии она обнаружится живой в гробу под землей.

Это завязка не всей истории, а лишь одной ее сюжетной линии, в которой есть черная колдунья (из тех, что обладают кошачьей грацией) и человек-Минотавр (как у Гранже в «Пассажире»).

Основная, современная линия повествует о барышне, убивающей влагалищем. Как только кто-то вздумает ее оседлать, у него взрывается мозг и распухает язык. Так она убила своего первого бойфренда и попала в поле зрения какого-то рыжего чучела (это была Фрэнсис Конрой?), что без ума от штор в клеточку. Зоуи — так ее зовут — увозят в «Хогвартс» – пансион благородных ведьм, Академию мадам Робишо для уникальных девушек, новоорлеанский претенциозный особнячок, беленький и без пауков, выстроенный до гражданской войны. (Не замок, конечно, но тоже очень мил. Картины не шевелятся).

Зоуи играет Таисса Фармига в шмотках непонятого подростка. Директрису пансиона, Корделию — Сара Полсон с новой надутой губой (вот где натуральная американская история ужаса — бррр!). Она проводит для Зоуи мини-экскурсию по ее новому дому и упоминает, что мисс Робишо — основательница пансиона, верховная ведьма того времени была суфражисткой (еще одна американская ужасная история, всегда знала, что феминизм — это зло)))).

Далее выясняется, что ведьмы – вымирающий вид, поэтому в пансионе, в котором в лучшие времена набиралось десятков шесть одаренных барышень, теперь живет крохотная компашка: кинозвезда-блондинка Мэдиссон (телекинез), un peu vulgaire, типичная жительница юга США, лощенной ее части, толстая негритянка Куинни (ходячая кукла-вуду) и даун-ясновидящая Нэн (очень рада, что снова нашлась роль для Джеми Брюэр, она придает повествованию каплю маразма). Четвертой воспитанницей становится Зоуи — девочка — «дьявольское» влагалище, которая явно не из тех, кто сможет найти себя в будуаре (эта фраза меня зацепила!).

Ведьмы стараются держатся в тени, потому как бесноватые христиане до сих пор их жгут. Эта скрытность не по душе нынешней Верховной Ведьме — могучей и тщеславной Фионе Гуд (Джессика Лэнг), которая заявляется в Академию и уведомляет свою дочь Корделию, что девушек нужно «выпустить из сумрака».

— Когда ты уже сдохнешь? — мимоходом интересуется любящая дочь.

Фиона подыхать не собирается. Напротив, она борется со старением, ищет бессмертия, видимо, уже не надеясь на свою магию, спонсирует исследование стволовых клеток, которые ей не помогают. Зачем она приехала в Академию?

— Будете сидеть в этом Хогвартсе, никогда не станете великими женщинами нашего клана, — говорит она воспитанницам.

Будет ли она воспитывать новую Верховную или выберет самую сильную и сожрет ее? Узнаем.

Что привлекательно в «Шабаше», так это мастерски смешанные ужасы американского прошлого с не менее ужасным американским настоящим. Черные коты, пузыречки с зельями вперемешку с твиттером и вечеринками в коллледже с рогипнолом. Под рогипнол попадает самоуверенная Мэдиссон, и отребье в спортивных куртках ее насилует. Очнувшись, она переворачивает автобус со своими обидчиками и под раздачу нечаянно попадает Кайл Спенсер (Эван Питерс, настоящее украшение всех сезонов AHS), который успел очаровать Зоуи (не надо их романа, пжста-пжста-пжста, фу-фу-фу!). Она приходит в больницу в надежде, что Кайл выжил, но видит лишь того ублюдка, что подлил наркотик в бокал Мэдиссон, без сознания и опутанного трубками.

— Ты не должен был выжить, — говорит юная ведьма с чувством, спускает трусики и забирается на него сверху. Оргазм за оргазм, и изнасилованный насильник истекает кровью через уши, глаза и ноздри и торжественно давится своим языком. Отомщенная Мэдиссон рыдает в душе.

Из антуража: черные зонтики, классные сапоги, у Джессики Лэнг — зачетные лодочки, на Таиссе — лакированные «оксфорды» (или броги). Стильномодно. Этот сезон, мне кажется, больше приглянется дамам, выросшим на «Практической магии»: сильные тетки, стильные шмотки. Кстати, у всех «говорящий» маникюр: у кого-то острые «миндалины», крашенные в золотой, а у кого-то — черные обгрызенные ноготки. Плюс внушительный саундрек.

Увлекательно. Странно привлекательно.