Weeds. Косяки/Дурман. 1 сезон

На экране Желтого Телевизора очередная наркосага, преподнесенная как ситком. При ближайшем рассмотрении «Косяки» («Дурман») оказался вовсе не ситкомом, а облегченной драмой, «Во все тяжкие» для домохозяек.

В центре повествования домохозяйка Нэнси (имя-то какое домохозяйское!) из среднего класса, которая потеряла мужа и кормильца и находится на грани банкротства. Чтобы не потерять дом, и чтобы не оголодали двое сыновей, Нэнси берется торговать травой. Первая серия Weeds начинается вовсе не с принятия тяжелого решения и долгих поисков поставщиков, как ожидалось после прочтения аннотации. Нет, Нэнси уже наладила свойские отношения с поставщиками — дивной негритянской семьей, пожалуй, изображенной слишком типично — и каналы сбыта — это ее соседи, мужчины средних лет, upper middle class.

thumb2-b3dc93d448760feced52aaa16e236d14

«And there’s doctors and lawyers
And business executives
And they’re all made out of ticky tacky
And they all look just the same»
,

— так поется в песне Мальвины Рейнольдс «Little boxes», что звучит в титрах. Женщин среди клиентов Нэнси нет, потому что, как нам известно из других сериалов, женщины из этой социальной прослойки предпочитают воровать у своих детей риталин и аддерол.

Первый сезон — из десяти серий, в течение которых Нэнси попадает в разные мелкие неприятности. Проблем ей подкидывают: а) старший сын, прознавший, что мама — наркоторговка и вообразивший, что сей факт дает ему кардбланш на экстази и дебоши б) младший сын, переживающий смерть отца и устраивающий затейливые и веселые пакости в) деверь-укурок, ворующий припрятанный в доме товар и стреляющий по крысам из воздушки г) настырная домработница в) бесконечные счета. Не считая клиентов, дамочек из родительского комитета, охранников из университетского кампуса, где Нэнси взялась приторговывать, конкурирующего с ней наркоторговца, влюбившегося в нее поставщика и огромного чувства вины, которое, как говорится, хуже всего. Короче, у Нэнси целый ворох проблемных мелочей. Не такой, как у Уолтера Уайта — у того проблемы были большие, опасные и зловонные — а так… достаточно, чтобы по-домохозяйски всплеснуть ручками «боже, как тяжело мне живется», но недостаточно, чтобы удариться во все тяжкие.

К десятой серии, казалось бы, Нэнси со всем справилась. Она наладила бизнес — поднаторела, обросла компаньонами — установила шаткий мир в семье и встретила приятного во всех отношениях мужчину. Но тут ее поджидал очень ироничный твист: проведя бурную ночь со своим приятелем и, дождавшись пока тот уснет, Нэнси накинула первое что попалось под руку — его рубашку — и отправилась в ванную. И только в ванной она увидела надпись на рубашке. Ха-ха!

Weeds — не комедия в чистом виде, но и здесь можно найти чему улыбнуться. Например, шалостям Шейна, младшего сына Нэнси, или американизированной вариации кофликта матери и дочери — требовательной мамаши, любительницы лакированного «фасада» и обжоры-дочери. А еще забавно то, что район, в котором происходит действие, называется Агрестик (хотя я назвала бы его Пассивно-Агрестик, или Пасифик Агрестик, это ж Калифорния).

Второй сезон, однако ж, катарсиса не принес. У Нэнси все становилось только хуже: каждая следующая серия нагнетала все больше и больше напряжения. Нэнси терпела все больше и больше унижений, преодолевала все больше и больше трудностей, и этим мучениям не было ни конца ни края. За два сезона не было ни единого момента, когда за главную героиню можно было бы порадоваться, расслабиться, выдохнуть и на секундочку поверить в то, что эта чокнутая домозяйка справится с тем, во что ввязалась. Никаких тебе «say-my-name-you-damn-right». К третьему сезону просмотр этого сериала стал похож на многочасовую мастурбацию без оргазма. Со злости бросила.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.