Bron|Broen. Мост 2 сезон

Драматично закончился сезон! Конец расследования немного размыл личные драмы героев.

На экране всё те же: добряк и бабник Мартин, асоциальная Сага (Сога-Сэга) — словом, те же в тех же декорациях. Интерес вызывает новый персонаж — полицейский Расмус, который вечно поперек батьки в пекло — то террористов спугнет, то убийцу до аэропорта подкинет — за что и огребает регулярно.

Итак, во втором десятке серий Мартин борется с личными демонами. Прошло тринадцать месяцев с тех пор, как Сага выстрелила Мартину в плечо и ранила основного антагониста первого сезона Йенса. Йенс был осужден на пожизненное, скучает в суперкомфортной камере-одиночке и в свободное время от нечего делать мерещится Мартину. Мартин поседел, временно отселился от жены. Чтобы избавится от навязчивых мыслей он бросает психотерапию и принимается доставать Йенса в тюрьме. Он носит ему материалы текущего расследования, чтобы пробудить «прежнего Йенса-полицейского», прихватывает к ужину шаверму и дорогой кофеин — всё только для того, чтобы внушить Йенсу чувство вины. Сначала Йенс издевается, а Мартин злится, но после они постепенно меняются ролями. Йенсу в тюрьме скучно, Интернета нет, слишком много времени на раздумья — он не смог не проникнуться. Подрагивающая губа Мартина сменяется снисходительной усмешкой, Йенс краснеет глазами от раскаяния и, казалось бы, всё настолько в порядке, что Мартин решает запатентовать свой способ борьбы с прошлым и отрабатывает его на Саге…. Но вдруг Метте снова бросает мужа, Йенс снова появляется в оконном стекле, и Мартин решает всё радикально (хотя сие еще не доказано).

tumblr_mte4d6J3vO1r5565fo1_r1_1280-1024x1024

Сага пытается строить отношения с мужчиной по имени Якоб и даже — о чудо! — начинает жить с ним в одной квартире. То, что Якоб не замечает ее милые «Мне неинтересна твоя работа» поневоле наталкивает на мысль, что шведки в массе не слишком нежны и сентиментальны. Но в середине второго сезона вдруг оказывается, что Сага — не такая уж заветренная сырная корочка и, если ее надкусить, что можно обнаружить кое-какие чувства: она умеет обижаться, хоть совсем не умеет любить. С Якобом у нее, конечно же, ничего не выходит, зато есть время блеснуть в расследовании. Особенность Саги (я не раз читала, что это скорее всего синдром Аспергера) делает ее хорошим полицейским, потому что не позволяет ей отвлекаться на то, на что легко отвлекаются обычные люди: например, на слюнявые речи о любви к детям от няньки с синдромом Мюнхгаузена. Сага вызывает у зрителя тонны симпатии не только умением делать влажные глаза, но и способностью в одиночку скрутить парочку экотеррористов. Из задела на третий сезон: Сага крепко нашалила в прошлом, спасая свою сестру от своей сумасшедшей матери.

— Я совершила преступление, — шепотом признается она Мартину в лифте.

О расследовании: основной стержень сезона — экотерроризм. Преступления, как и в первом сезоне, начинаются с напыщенных речей о вселенской справедливости, уничтожении жаб и прочих бабочек и пронизаны стремлением устроить массовый экстерминатус человечеству исключительно из добрых чувств к земному шарику. Но, как и в первом сезоне, расследование постепенно проливает свет на истинные личные (и довольно пошленькие) мотивчики преступников, которые, впрочем, в десятой серии вновь обрастают пафосом. Конец открытый: непонятно, удалившийся человек в черном — это задел на третий сезон или просто воплощение зла, что правит миром, пожелавшее остаться неизвестным…

Сюжет второго сезона «Моста» украшен списком предсмертных желаний, лесбийскими романами, потрясающими интерьерами и пейзажами и пронизан инцестуальным душком. Перед просмотром запаситесь пледом: если будете смотреть внимательно, можете слегка продрогнуть. Скандинавский неонуар — он такой… Пронизывающий и прохладный.

Фразы сезона:
«Вы же датчанка, это вы должны предаваться пороку, а я, как шведка, должна возмущаться», — две безупречные фрау делят косяк с лечебной марихуаной перед тем, как разделить постель.

«А у меня утром месячные начались», — Сага пытается поддержать беседу за кофием и датскими ватрушками. То, что Сага не умеет общаться, мы еще из первого сезона для себя вынесли. На ее неумении общаться угрюмые скандинавы решили построить свой угрюмый скандинавский юмор.

«Мне страшно», — произносит отравленная женщина-полицейский в эфир своим коллегам перед тем, как приставить пистолет к виску. Это великолепно сыгранная, мощная сцена, которая заставляет зрителя дрожать всем телом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.