Эволюция обложки

Обложки трилогии «Город Б» я меняла несколько раз — пришлось учиться основам дизайна на ходу. Этот пост создан для контроля версий и для того, чтобы вы, если скачали и купили какую-то из первых трех моих книг, понимали, что именно вы сейчас будете читать.

Читать далее Эволюция обложки

33 бруска

В романе «Шесть минут до конца лета» у каждой части — свой герой, свои обстоятельства и свой набор мыла — и мыло здесь почти самостоятельный персонаж. Для вдохновения пришлось задействовать 33 бруска и 2 горки стружки. Ниже отрывки текста и фото мыла, которое я, пока писала, держала в левой руке. Похоже вышло?

Читать далее 33 бруска

Продать как любовь

Под видом любовного романа можно продать что угодно. Нужны лишь обложка покрасочней и пораскованней и аннотация с акцентом на любовную линию. Например: он — травмирован, одинок и расчесывает до язв свои лодыжки. Она — статная красавица, но носит красный кушак Молодежного Антиполового Союза. Они встречаются взглядом только в столовой Министерства Правды и на двухминутках ненависти… Что их ждет? Или вот: юная волшебница очень изменилась за лето. (get it?) Но ее большая любовь — рыжий длинноносый однокурсник — внезапно предпочитает ей девчонку с загадочным именем — Лаванда…

Ну, понятно, короче, да?
Позапрошлым летом мне захотелось изучить порталы, где продается массовая литература. Я зарегистрировалась и выложила на одном из них трилогию «Город Б» и «Мегеры». Результат нормальный: продажи были, я заработала немного денег, чтобы тут же спустить их на рекламу (подробности в Телеграме). И чтобы понравиться администрации, я замаскировалась: переделала обложки и аннотации. В любовные. С элементами фэнтези.

Вернуть деньги никто из читательниц не потребовал.
Кстати, сравните аннотации: какая лучше?

Читать далее Продать как любовь

Шесть минут до конца лета

Женя Ольшанских — друг на час, лучшая в Белых Горах. Этим летом у нее в друзьях два айтишника, библиотекарь, политический активист, преподаватель анатомии и «черная вдова». И вроде всё хорошо, и вроде всё как обычно, пока однажды Женя не остается стоять посреди своей гостиной, зажав в руке гранату-«лимонку» с выдернутой чекой…

ГДЕ КУПИТЬ?

ЛитРес (электронная, 200 руб.)
Читай-город (печатная, 599 руб.)
Ридеро (печатная, 495 руб.; электронная, 200 руб.)
Амазон (электронная, $4.55)
Озон (электронная, 200 руб.)
Озон (печатная, 706 руб.)

На XVI Санкт-Петербургском международном книжном салоне

Дневник Комяхова

Однажды в мрачном ноябре, в пустой смоленской квартире без света, я разбирала архив покойной тетушки. Там были исписанные ежедневники, старые письма, выцветшие фотографии, диссертация по анатомии человека и одна старая тетрадка.

На первой странице аккуратным почерком было написано: «Дневник старшего лейтенанта Комяхова Анатолия Гурьевича». Дальше начиналась запись от 10 февраля, и одна фраза впечатлила меня до слез.

Мы думаем сейчас о предстоящей встрече, она будет радостной после победы, и за нас не беспокойтесь. Вам за нас стыдно не будет. Мы оправдаем ваши надежды.

Читать далее Дневник Комяхова

Литература и бренды

Можно ли вставить название бренда в текст художественного произведения? Авторы обычно говорят радостное «да» или «ачотакова?». Знаменитым за это платят, поэтому неизвестные над этим редко задумываются.

Но, оказалось, всё не так просто. Оказалось, что упоминание бренда в книге — это вроде взрывчатки без таймера. В смысле, вставишь — и неизвестно, когда рванет. Потому что теоретически бренд в любой момент может потребовать прекратить незаконное использование товарного знака (вероятно, если им не понравится контекст), а это значит, что придется снять книгу с продажи и переписать.

Читать далее Литература и бренды

Структура современной русской литературы

Господа читатели, классификация по жанрам мертва. Все пишут на стыках и в междужанрье: в детективе может быть фантастический конец, а в фантастике — Навальный и Бузова. Поэтому, чтобы вникнуть в структуру современной литературы, проще посмотреть, где авторы нынче публикуются. И где их читают.

Читать далее Структура современной русской литературы

Три вида писательского кризиса

☕ Первый — writer’s block — это когда писать не о чем. Садишься за стол, открываешь чистый лист и смотришь на него. Внимательно, чтоб он устыдился твоего взгляда и сам себя испачкал. Этот кризис — болезнь начинающих и лечится легко. Новыми впечатлениями. Можно съездить куда-нибудь, с друзьями поболтать или соседскую ссору подслушать.

🔪 Второй — «Боже, что за хрень я пишу?!» — это упавшая с головы корона. Его разновидность — «Господи, сколько ж нас таких?!». Много. Только на Ридеро 360000. Точно таких же, как ты. Кризис лечится наблюдением за коллегами. Эдаким доброжелательным созерцанием течения жизни.

Читать далее Три вида писательского кризиса

Заваркина хорошистка

Поправка из 2021: мои книги теперь вычитывает корректор

Выдыхаете, господа читатели! Донат на корректора в этом году выпрашивать не буду, сама прокачалась немного. Хотя запятые по-прежнему ненавижу. Они все время стоят там, где им не место.

Но Довлатов, в которого я слегка влюбилась, «Зону» дочитавши, писал: «Я бы даже опечатки исправлял лишь с ведома автора. Не говоря о пунктуации. Пунктуацию каждый автор изобретает самостоятельно».

Так что придется вам пока потерпеть мои тексты в натуральном виде, как и мои брови.