33 бруска

В романе «Шесть минут до конца лета» у каждой части — свой герой, свои обстоятельства и свой набор мыла — и мыло здесь почти самостоятельный персонаж. Для вдохновения пришлось задействовать 33 бруска и 2 горки стружки. Ниже отрывки текста и фото мыла, которое я, пока писала, держала в левой руке. Похоже вышло?

Матильда

Женя провела пальцем по штампу и ковырнула мыло ногтем. Мягкое, жирное, плохо сохнет, будто по старому советскому ГОСТу сделано. Бабкино, наверно, было такое же, но высыхало до трещин, потому что лежало в шкафах годами.

Женя, отбросив телефон к пакету с недоеденной слойкой, зашла в ванную, открыла воду, набрала полную раковину воды и опустила в воду грейпфрутовый кусок мыла. Быстрыми движениями она мылила его, смывая легкую тонкую пену через каждые четыре оборота. Брусок был ладным, крепким и гладким. Грейпфрутовый аромат оказался тонким и легким. Выдавленные цветочки и штамп сгладились, но все же остались видны под тонким слоем пенки. Удовольствие от скольжения мыла в ладонях отдавалось во всем Женином теле.

Пётр

Четыре бруска мыла с англоязычными этикетками заняли все Женино внимание. Она по очереди брала их в руки и рассматривала описание и состав. Сырое масло ши, соевое молоко, ладан и мирра. Коробка с африканскими узорами, а в ней брусок цвета прогорклого масла, запах довольно крепкий. Женя ковырнула ногтем бок — сухое, крошится в мелкую крошку. Сделано в Соединенных Штатах из африканского сырья, приобретенного по принципам этичного обмена. Следующее — темно-серый гладкий брусок, трижды перемолотая соль Мертвого моря, аргановое масло и древесный уголь. Женя ковырнула упаковочный целлофан и понюхала. Жирное, едва уловимый шипровый аромат. Третье — мыло с чаем маття, очищающее и защищающее, для бритья, сделано без жестокости. Зеленый брусок пахнет розмарином. Сертифицированное пальмовое масло оставило на Жениных руках жирный след. Четвертым бруском оказалось то, что пахло крепче остальных. Морская соль и козье молоко, очень приятный пыльно-голубой цвет, вместо упаковки — одна бумажная полосочка, поверхность — ребрышками, сделано вручную. Слоган: натуральней некуда! «Цитрус и партнер по сауне создадут для вас свежий дуэт».

— Это цитрус? Не имбирь? — Женя неосторожно втянула ноздрями запах. Запах ударил в голову так резко, что запульсировали вены на висках.

Аркаша

Женя онемела в восхищении. Резать такое — преступление. Мылить — тоже. Только любоваться. Но она все-таки не удержалась, вскрыла коробку, сорвала целлофан и провела пальцами по камее. Нежирное, но оставляет на руках легкий ароматный след. Штамп «Made in Italy» на обратной стороне тонок и элегантен. Женя погладила остальные два куска, сначала — по рифленому краю, потом — снова синьорину по щечкам. Работа не ручная, заводская, но идеальная. Идеальная!

Анна Петровна

Плетясь по жаре нога за ногу, с помощью «Гугла» Женя выяснила, что прогоркание мыла идет под воздействием кислорода и ускоряется от тепла и яркого света. В сообществе мылорезов писали, что у мыла «Лето» специфическая мыльная основа, которая моментально прогоркает. Бруски теряют свой цвет, но приобретает желто-оранжевый оттенок и неприятный запах. Ей так не терпелось поскорее испортить пару брусков, что она решилась пойти в «Белгорплодовощсоюз»: дешевое «Лето» проще всего найти в супермаркете.

Нана

Первый кусок, круглый французский, оказался с персиком. Второй — итальянский оливковый — здоровенным. Женя аккуратно вскрыла пестрые упаковки из плотного картона с золотым тиснением, сняла, стараясь не порвать, шуршащую бумагу тишью. Красивые гладкие куски с выдавленной геральдической лилией, средней жирности, без красителей, с приятным, крепким — слегка даже кружащим голову, если глубоко вздохнуть — но незапоминающимся запахом. Аромат улетучивался с кожи мгновенно. Выпуклые, гладкие, дорогие, но скучные куски.

Макс

Ева сосредоточенно кромсала столовым ножом полосатые бруски туалетного мыла. Полоска была яркая, запахи — безумные. Лайм с ананасом, морская свежесть, лесные ягоды, персик и манго, грейпфрут и, наконец, активированный уголь, от которого Макс расчихался, как кот от яблока. Стружка от этого мыла получалась колкая, острая и очень ядовитая. Мелкая пыль ела глаза. Но Ева упорно кромсала бруски, сушила длинные обрезки и снова ломала их, перемешивая между собой цвета и ароматы. Когда стружка становилась совсем мелкой, Ева мочила ее и лепила мыльные «колобки», сушила их, а потом снова резала. Макс ронял их, пачкал одежду и каждый раз задавал один и тот же вопрос:

— Ева, какого черта ты делаешь? Зачем переводишь мыло?

Павел

На книжной полке висели «бусы» из упаковок «Лета», на подоконнике сохли новые куски «Земляничного». Там же горкой лежала разломанная стружка от «Детского». На столе стояла наполовину распакованная посылка из Красноярска, в коробке — мыло ручной работы, прямоугольные тонкие бруски. На каждом выдавлен логотип — SOOQA. Мыло пахло неярко, но очень плотно. Казалось, что дух вытекает из надорванных бумажных пакетиков и обволакивает каждый предмет на столе. Ароматы трех брусков различались дай бог одной ноткой, пахла, скорее, жирная мыльная основа — маслом ши и несбывшимися мечтами. Женя сунула руку в коробку и ткнула ногтем ананасовое. Ноготь легко скользнул и легко выскользнул из мыльной плоти, и она едва не застонала от удовольствия.

ГДЕ КУПИТЬ КНИГУ?

ЛитРес (электронная, 200 руб.)
Ридеро (печатная, 495 руб.; электронная, 200 руб.)
Амазон (электронная, $4.55)
Озон (печатная, 706 руб.)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.