Анна Клевская, дурно пахнущая королева

«Королева секретов»
Элисон Уэйр
Азбука-Аттикус, 2021

После смерти Джейн Сеймур король Гарри сдал. Он был в депрессии, потом в обычной печали, стал много пить и есть, толстеть, у него открылась старая рана на ноге и началась вялотекущая гангрена. Слух о том, как Генрих 8 Английский поступает со своими женами — одной отрубил голову, другую сослал/сгноил/отравил, третью оставил без ухода после родов — разнесся по всей Европе. Королю отказали все принцессы, а самая молодая и прекрасная даже позволила себе ядовито высказаться.

И тогда политический расклад заставил Генриха глянуть в сторону немецких княжеств. Кромвель подыскал для него Анне фон Клеве, которая стала четвертой женой короля.

Анна Клевская — красавица?

Генрих трезво смотрел на жизнь и прекрасно понимал, что монарх должен вступать в брак ради блага королевства, а не личного счастья. И тем не менее к Анне Клевской он питал такое отвращение, что был готов поставить свои чувства выше пользы государства и рискнуть дружбой немецких принцев, в которой он нуждался.

Что же в Анне было не так?

Читать далее Анна Клевская, дурно пахнущая королева

Ангарский маньяк в безлюдном месте

«Безлюдное место»
Саша Сулим
Альпина, 2023

Язык и беспристрастность — козыри Сулим. Она — профессиональный журналист, она аккуратно собирает факты, старательно делает небольшие информативные отступления и воздерживается от эмоций. Холодная восковая королева криминальной документалистики.

Недостатки «Безлюдного места» — продолжение ее достоинств. По-журналистски стараясь сохранить как можно больше сказанного собеседниками, Сулим пишет лишнее. Вероятно, не привыкла безжалостно черкать и резать текст. Из-за этого он получается вязким и занудным, с бесконечным пережевыванием одних и тех же мыслей и внезапно — с несостыковками. На странице 165 автор говорит, что профайлинг в России не преподают ни будущим оперативникам, ни будущим следователям, на странице 167 автор говорит, что основы профайлинга преподают в университетах МВД. А на самом деле?

Книга безупречна с редакторской и корректорской точки зрения, зато у автора то и дело прорывается меж строк презрение к героям «из народа»: «ходили в телевизор», «начитавшись романов о Шерлоке Холмсе, пошел в милицию», «дочь ангарских пролетариев» и прочее.

Сулим сама не расставляет акценты (кроме одного — на неповоротливости и равнодушии милиции/полиции), читатель сам выбирает себе триггеры. Я нашла два. Первый — «простота хуже воровства» и его задевает мотивация главного героя и некоторых второстепенных персонажей.

Читать далее Ангарский маньяк в безлюдном месте

Visit Scotland райт нау

«Дневник книготорговца»
Шон Байтелл
КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2022

Не того человека нынче называют мизантропом!

Мизантроп — он какой? Мизантроп людей не любит, его бесят их маленькие скучные жизни и слова, которые они произносят своими глупыми головами, тратя его время на свои никчемные истории. А Шон Байтелл, напротив, людей любит, он их слушает, записывает за ними и коллекционирует воспоминания о них. Да, он вредничает и огрызается, как все в розничной торговле, но он определенно добряк. Это на фоне кринжовой британской вежливости, где даже ирония воспринимается как агрессия, он смотрится необычно. В России, где все искренни до разрыва кровеносных сосудов, такая книга называлась бы «300 дней в пункте выдачи Wildberries» и это был бы экшн хоррор.

Короче, не верьте отзывам и аннотациям.

Читать далее Visit Scotland райт нау

девочки в тонких платьях просто должны танцевать

«Парфюмер для демона»
Матильда Аваланж
Призрачные Миры, ?

Моя любимая Матильда вновь покачала меня на эмоциональных качелях. Ее книги отлично читаются в «Ласточках»: дорога не далекая и качает в такт.

С самых первых строк автор принимается планомерно унижать свою героиню, но мы-то знаем: она станет женой верховного демона, это в названии книги написано. И всем утрет нос, что приятно. Мы уже ловим кайф, и чем ниже она сейчас опустит свою несчастную Катажину, тем слаще потом ей будет взлетать. И нам вместе с ней.

И так, качели:

Мерзкие тиктокеры подожгли кота. Мы настроились на страдания, а тут — херак, качнуло! Кот оказался говорящим и трезво мыслящим фамильяром и стал гидом Катажины по новому миру.

Читать далее девочки в тонких платьях просто должны танцевать

89 лет из жизни Московского зоопарка в картинках

«Московский зоопарк работает ежедневно. Рекламный плакат 1899—1988»
Автор идеи — Ирина Работнова
Верстка — Дмитрий Криворучко
Отпечатано в типографии в 2022 году

Эта книга — ровно то, что написано в заголовке: сборник винтажных рекламных плакатов, невообразимо (даже по меркам читавших книги издательства Ad Marginem) сверстанных.

Внутри — прекрасное. Истории о животных, которые без толку пересказывать, можно только цитировать; исторические заметки, например, о том, как был утрачен целый эшелон хищников, спасавшийся из Москвы в войну; рассказы о том, как играли детеныши на площадке молодняка (и почему ее закрыли); воспоминания о зоотехнической работе, которую вели в Московском зоопарке и еще много всего. Написано всё это информационным стилем из «Пиши, сокращай». В целом хорошо, копирайтерская работа — норм, но кое-где вышло смешно или не очень (Пример «не очень» ниже в подписи под моим самым любимым плакатом).

Читать далее 89 лет из жизни Московского зоопарка в картинках

Ресторан «Навались» имени Т. Кислицыной

«Девчата»
Борис Бедный
Гослитиздат, 1961

С «Девчатами» тот же случай, что и с «Гардемаринами»: фильм культовый, безумно любимый, книга тоже хорошая. Но «Девчатам» повезло больше — сценарий фильма писал сам автор, поэтому в экранизации с героинями обошлись бережно.

Начну с главного: в книге спор между Ильей и Филей произошел не из-за унижения последнего в шашки и производственного соперничества, а из-за того, что Тося Филю-хулигана некрасиво отшила. Филя не хотел умыть Илью, он хотел уничтожить Тосю, а Илья подвернулся под руку. И сам спор был довольно жёсткий. Суровые времена были, но закончилось всё красивей, чем в фильме.

В остальном «Девчата» — это любовный роман, написанный мужчиной. Медленный, детальный и дидактичный. Язык его обаятельный, уютный и простонародный, прилагательное здесь часто следует за существительным.

Будто она и не человек вовсе, а какая-нибудь бессловесная яблоня: календарь показал весну — и, хочешь не хочешь, расцветай!

Все-таки дуры мы, бабы! И курят мужики, и самогон вонючий пьют, а мы их, барбосов, целуем.

Все ребята, как до любви дойдет, — косолапые…

Хороший бухгалтер должен быть в очках, а повар — толстый!

Читать далее Ресторан «Навались» имени Т. Кислицыной

Не отвечайте! Не отвечайте!! Не отвечайте!!!

«Задача трех тел»
Лю Цысинь
Эксмо, 2023

Никакая книга в моей жизни меня так не впечатляла, не восхищала и не расстраивала одновременно. Я никогда не плакала над книгой горючими слезами, причитая: «Не надо нас уничтожать, мы хорошие!»

Чтобы не портить кайф тем, кто еще не читал, обрисую вкратце эффектные моменты, постараюсь без спойлеров вообще.

Первое — моменты, от которых мурашки. Их не то чтобы много, но они очень грамотно расставлены по всей книге, чтобы читателя периодически кидало в дрожь.

Здесь будет революция, а революции все одинаковые: предательства, жестокость, бессилие, отчаяние, помешательство — и горькое послевкусие.

Здесь для вас однажды с часу ночи до пяти утра будет мерцать вся Вселенная.

Здесь будет мать, которая не смогла уберечь свою дочь от разочарования и смерти. Кстати, очень эмоциональный деликатный и сдержанный образ матери.

– Не могу с вами согласиться, профессор Е. В наши дни происходят такие события, которых мы раньше и вообразить себе не могли бы. Это вызов всем нашим представлениям о природе мира, и Ян Дун не единственная, кто споткнулся на этом пути.
– Но она была женщина. А женщина должна быть как вода, способная обойти любую преграду или пробиться сквозь нее.

Читать далее Не отвечайте! Не отвечайте!! Не отвечайте!!!

Как писать о современном искусстве, выставка “Орнаментальные коды”

«Как писать о современном искусстве»
Гильда Уильямс
Ад Маргинем Пресс, музей современного искусства «Гараж», 2022

Книга не универсальна. Она написана для англоязычной аудитории, ей же прежде всего и будет полезна. Русскоязычным пригодятся отдельные советы. Это раз. Два — все советы непосредственно по письму можно найти в любой книге по копирайтингу. Не используйте спаренные глаголы, вялые эпитеты и «адские» наречия и прочее.

Третий момент — эта книга не нужна обывателю. «Как писать о современном искусстве» пригодится начинающим искусствоведам, тем, кто делает первые неуверенные шажочки в профессии, но все же обладает некими компетенциями — и на протяжении всей книги это подчеркивается при помощи пассивной агрессии.

А еще меня первая фраза заставила улыбнуться. «Очевидно, не существует универсальной формулы для создания произведений какого бы то ни было жанра…» Ох, еще как есть! Эта формула и создала целое течение в литературе и дала ей название — «формульная литература». Это легкие детективы и фэнтези про попаданцев, любовные романы карманного формата…

Читать далее Как писать о современном искусстве, выставка “Орнаментальные коды”

Первые страницы

«Агний Рун»
Екатерина Карташова
Ридеро, 2021

Есть такое правило для писателей — вычитывайте, причесывайте, делайте суперпривлекательными первые страницы своего романа. Первые страницы могут влюбить в себя читателя (издателя вряд ли, издателей волнуют только цифры). Когда я открыла «Агний Рун», была моментально очарована. Читайте скорее:

Странники, бродяги, путники. Какими неведомыми путями они идут по миру, какие ветры треплют их плащи, какие дожди смывают дорожную пыль с сапог. Сколько этих непосед рождает и носит на себе земля, ненасытных, жадных до приключений, ленивых к будничному труду. Бредут они хожеными и нетореными тропами, как будто гонит их кто-то вперёд, всё дальше, к последнему морю, к краю земли. Загадка они для простого обывателя, подсевшего вечером за кружкой пива к такому скитальцу в деревенской таверне, чтобы послушать удивительные небылицы о дальних странах. Слушает он разинув рот и не верит. Нет, плутует пришелец, байки травит, завирает — одним словом. Послушать его и пойти домой, где всё так привычно, понятно, надёжно. Подальше от этого опалённого солнцем, запылённого, пропахшего полынью человека. В его глазах горят огоньки сотен виденных им закатов, в улыбке — Панова насмешка, в голосе — мёд лжи. Спешит мирянин поскорее домой, с опаской оглядываясь по сторонам, запирает дверь на засов и ложится под своё лоскутное одеяло, под которым тепло и спокойно. В окнах его дома гаснет свет, и мир его засыпает до утра, праведный и тихий.

Так слушатель уходит от плохого рассказчика, но Бран таковым не был. Он умел говорить так, что его всегда дослушивали до конца. В тот вечер ему особенно повезло. Он выбрал одну из своих любимых историй о легендарном городе по ту сторону гор, скрытом за туманами и лесными чащобами, где творятся такие чудеса, о которых и помыслить трудно.

Здорово написано, да?
Дальше автор рассказывает о том, как небольшая компания людей переваливается через горный хребет и достигает этого сказочного города, где нет никаких опасностей и даже война заканчивается ничем. Мне показалось, что автор в иносказательной форме описала свой переезд в Чехию, который тоже, похоже, обошелся без особых приключений.

А еще, если я правильно помню, у Екатерины дома живет воробей.

Ссылка на книгу

Идеальные люди?

«Почти идеальные люди. Вся правда о жизни в «скандинавском раю»
Майкл Бут
Бомбора, 2022

Я не закрываю скучные книги, у скучных книг есть свое очарование. Я закрываю книги, которые меня бесят.

С самых первых предложений у нас с автором не случилось любви. Ну правда, как можно начать книгу о Скандинавии, не сказав сходу, что «Мост» — ахинея, Мадс Миккельсен надоел, а Икея и H&M занимают слишком много места в торговых центрах? Еще звук хряпанья яблоком противный.

А я люблю слушать, как люди едят яблоки. Особенно, когда смачно откусывают. Особенно дети.

Но я продолжила читать часть о Дании. Текст здесь наполнен противоречивой информацией, из которой автор не делает никаких выводов, оставляет на суд читателя. Например, датчане вежливые и добрые, но злоупотребляют словом fuck. Или, например, равенство — это хорошо, и вдруг сразу — у них извращённый эгалитаризм. Равенство не счастье, это обязанность. Датчане не жалуются на налоги, они горды собой и не хотят голосовать за снижение ставки, потому что это ударит по больным и безработным. И тут же – они беззаботно уклоняются от налогов и весело делают долги. А ещё у них есть черный рынок. Данией правит лень и прокрастинация, ибо незачем напрягаться, когда такие налоги. Будешь больше работать, у тебя заберут ещё больше денег, да вдруг еще и по максимальной ставке…

И всё эти мысли уместились на ста двенадцати страницах. На сто тринадцатой автор внезапно заявляет, что «Дания — единственная страна в Европе и, возможно, в мире, где скотоложество не является уголовным преступлением. Оказывается, примерно 7% датских мужчин занимались сексом с животным».

Читать далее Идеальные люди?